Tags: исихазм

canis

Джойс и исихазм, или Блеск и нищета Хоружего

В примечании к роману Джойса Хоружий, наш великий знаток исихазма, пишет относительно формулы Fuge, late, tace:

+Молчание, изгнание и хитроумие — эту трехчленную формулу высказывает (по латыни — Fuge, late, tace) Люсьен де Рюбампре в «Блеске и нищете куртизанок»+.

Но на самом деле Бальзак вкладывает в уста Люсьена эту формулу иронично. Бальзак увидел эту формулу на стене монастырской кельи, что отразилось в романе «Сельский врач». Подробнее см.:

+... restait très marqué par sa visite à la Grande Chartreuse, près de Grenoble, ou il avait lu sur le mur d’une cellule du monastère, une inscription: «Fuge, late, tace» («Fuis, cache-toi, tais-toi»), qui lui inspira sur-le-champ le sujet du Médecin de campagne composé au début de l'année 1833. Son héros, le docteur Benassis, sera l’un des sosies de Balzac les plus complets qui figurent dans toute son œuvre.
Je vis la Grande-Chartreuse, je me promenai sous ses vieilles voûtes silencieuses, j'entendis sous les arcades l'eau de la source tombant goutte à goutte. J'entrai dans une cellule pour y prendre la mesure de mon néant, je respirai la paix profonde que mon prédécesseur y avait goûtée, et je lus avec attendrissement l'inscription qu'il avait mise sur sa porte suivant la coutume du cloître ; tous les préceptes de la vie que je voulais mener y étaient résumés par trois mots latins : Fuge, late, tace...
Balzac réutilisera ironiquement cette formule en 1838 en la prêtant à Lucien de Rubempré (Splendeurs et Misères des courtisanes)
- Mon cher, répondit Lucien, j'ai mis en pratique un axiome avec lequel on est sûr de vivre tranquille: Fuge, late, tace. Je vous laisse.+
(отсюда)

Но откуда взялась в келье эта формула?
Дело в том, что это формула принадлежит св. Бруно — основателю ордена Картезианцев (как-то я писал в своем ЖЖ о прекрасном фильме «Великое безмолвие» об этом ордене). Неудивительно, что братия монастыря Гранд Шартрёз этого ордена была в курсе ;)
Но является ли Бруно автором этого девиза?
Представляется почти несомненным, что это выражение является близким парафразом знаменитого выражения аввы Арсения, которое в лат. переводе звучит так: + Fuge, tace, quiesce+ (PL 73, 858 AB; эту цитату очень любил Томас Мертон).
Можно заметить также большое сходство с известным стихотворением Тютчева «Silentium» (= Молчание, покой, исихия): +Молчи, скрывайся и таи...+

Все эти коннотации не остались незамеченными о. Г. Чистяковым, классиком (а не физиком ;) по образованию:

+ В том же 1833 году, что и стихотворение Тютчева "Silentium" (только не весной, а осенью), увидел свет и роман Бальзака "Сельский врач", главный герой которого делает слова "fuge, late, tace" - "беги, скрывайся, молчи" - чем-то вроде своего девиза. Доктор Бенаси обнаружил их в Гранд-Шартрезе на двери одной из келий.
Бальзаковский герой рассказывает о том, как он, плененный уставом ордена святого Бруно, отправился пешком в обитель этого святого. "Я даже не ожидал, - рассказывает доктор Бенаси, - что такое сильное и глубокое впечатление произведет на меня этот путь, где на каждом шагу видишь природу в ее непостижимом могуществе скалы, пропасти, потоки, наполняющие тишину глухим рокотом. Я посетил монастырь Гранд-Шартрез, бродил под безмолвными древними сводами, слушал, как под аркадами, сбегая капля за каплей, звенит источник"
Перед нами типично романтическое описание монастыря - именно так рассказывает Шатобриан о монастырях в горах Ливана, которые он посетил на пути из Афин в Иерусалим. Но вдруг все меняется. Бенаси вчитывается в надпись на двери, думает о том, что стены кельи, обшитые еловыми досками, жесткое ложе, уединение, в общем, все соответствует его душевному состоянию и тут останавливается.
"Я понял, что в основе монастырского уединения, - говорит Бенаси в романе у Бальзака, подчеркивая тут же, что не собирается осуждать Церковь, - заложен своего рода возвышенный эгоизм. Такое уединение идет на благо лишь тому, кто удалился о мира. Я же предпочел жить так, чтобы раскаяние мое принесло обществу пользу - вступил на путь молчания и самоотречения. Fuge, late, tace картезианцев стали моим девизом, труд мой - действенной молитвой".+
(Статья о. Георгия в "Русской мысли", N 4241, Париж, 15/10-98).

Такая вот длинная родословная у латинского выражения Fuge, late, tace, получившего недавно «вторую жизнь» благодаря популярному сериалу «Меч».

Не уверен, что Джойс знал всю эту подноготную. Но я  уверен, что — в отличие от «исихастоведа» Хоружего, не знающего базовых исихастских текстов, — Джойс читал хотя бы «Сельского врача» ;)
 
canis

монахиня Кассия (Т. Сенина) об исихазме

Оригинал взят у artemorte в монахиня Кассия об исихазме


Византийские исихастские тексты"/ сост. общая и научная редакция А.Г. Дунаева. М., 2012

mon_kassia: Общее впечатление от этой книги - здесь вам не там.
Вот, например, у буддистов есть сутры, где расписаны методы медитации и визуализации - пусть и не все там понятно, но наверняка есть разные на этот счет толкования всяких гуру. В исихазме на тему медитации мы имеем шиш. Все пишут о том, как хороша умная молитва, но никто не пишет, как ею конкретно заниматься. Потому что "твори молитву с такого-то часа по такой-то" это, сами понимаете, не пояснение. Нил Сорский, потом Игнатий Брянчанинов, а теперь и нынешние отцы, кто поумнее, говорят, что духоносные наставники иссякли и надо учиться по книгам. Но в последнее время я все больше уверяюсь в том, что по книгам ничему научиться невозможно, если нет живой традиции и живых учителей. И эта книга - тому очередное подтверждение.

Во всем этом томе исихастских текстов есть единственный текст собственно про молитву и ее технику - "Метод молитвы и внимания" (автор - то ли Симеон Новый Богослов, то ли кто-то из предпаламитов). Про него я уже подробно писала, что это малосодержательная и абсолютно неясная инструкция, из которой лично я вынесла когнитивный диссонанс.

Иоанна Карпафского я пропустила, т.к. когда-то уже его читала и помню, что там в основном ободрения монахам, впавшим в уныние, и всяческое мусоленье темы, что одна слезка монаха, пролитая в унынии, дороже сотен добродетелей мирянина. Каждый хвалит свое, известное дело. Возводить эти поучение в аскетический абсолют, вестимо, было бы глупо.

Есть там еще анонимное толкование на Иисусову молитву - сплошь экзегеза.

Трактат некоего Дионисия монаха о том, что нефиг только Иисусову молитву творить, а надо петь божественные гимны - довольно занятная апология православного богослужения, точнее, того, что надо ходить на службы и вникать в их содержание, а не только в келье торчать.

Григорий Палама, трактаты против Акиндина. По-моему, хватило бы и одного. Его я еще прочла, уже после всего остального, но на втором трактате я откровенно заскучала. Все это довольно однообразно. Интересны лишь примечания издателей о том, где Палама смухлевал в цитатах из св. отцов - неполное цитирование, частичное искажение смысла, несуществующие цитаты итп.

Кстати, на месте издателей я бы сделала побольше примечаний. Можно было бы кое-какие аскетические и богословские термины пояснить хоть немного. А так - эта книга абсолютно не для широкого читателя, ее и верующие-то далеко не все поймут, а уж светские люди тем более.

Каллист Ангеликуд - считай, последний византийский мистик. "О божественном единении и созерцательной жизни" и еще один трактат. Производит впечатление неоплатоника. Жить вообще грех, думать не следует ни о чем, кроме Единого, любить не следует ничего, кроме Единого, итп, итд. В общем, первый трактат в итоге меня привел в раздражение: по сути это восторженное описание земли обетованной, которая находится хрен знает где и войти в нее хрен знает как. Второй трактат тоже ничего особо на тему практики не проясняет.

Филофей Коккин, слово к ученику о том, как пребывать в келье. Я впечатлилась, да-с.

А вообще, дочитывая книгу, я подумала: а из чего, собственно, следует, что эти монахи, которых защищал Палама, действительно видели Фаворский свет и эту самую божественную энергию? Только из слов самих этих монахов? )))
А так-то все эти богословские изыскания о сущности и энергии суть чистой воды средневековые диссертации. Кто кого удачнее цитатами из отцов забил, тот и победил.

Никакой практике молитвы научиться по этим книжкам невозможно, как и отличить божественный свет от небожественного, буде даже ты что-то там узришь. А учителей молитве в православии нема, даже и спросить не у кого, что все эти святоотеческие словеса означают. В общем, так мы непросветленными, видно, и помрем )(

[P. S. Еще обсуждение см. здесь.]
canis

Исихазм или суфизм?

Не так давно мы с достопочтенным Мондиос (да будет имя его трижды благословенно! и да подаст ему Аллах Бог многие годы жизни) обсуждали, что я напрасно не упомянул в статье об исихазме научную гипотезу А. Риго о непосредственном влиянии ислама на известную исихастскую практику.
Только что появился интересный постинг, в котором подчеркиваются параллели между суфизмом и исихазмом: http://lackmann.livejournal.com/22535.html
В связи с этим вопрос: есть ли надежный русский перевод Ибн 'Ата' Аллаха? и если да, то как мне его заиметь?

P. S. Вопрос отпал, мне прислали в личку инфу. Вот ссылки:
http://tnu.podelise.ru/docs/index-341115.html
http://smirnov.iph.ras.ru/local/iskand.pdf
А насколько надежен переводчик перевод?

PP. SS. Арабский оригинал: http://www.maktabah-ibn-badawi.com/ataillah-badawi/hikam.htm