danuvius (danuvius) wrote,
danuvius
danuvius

Category:

Об издании Оптиной пустынью "паисиевского Добротолюбия"

Получил сканы двухтомника (лицезрел и в оригинале), а также обменялся со специалистами впечатлениями. Издание вызывает слишком много вопросов и недоумений. Надеюсь, что в недалеком будущем появится подробная рецензия (не моя). Пока же ограничусь немногими тезисами.

1) Переводы прп. Паисия — неудобочитаемы и маловразумительны вследствие калькирования греческого. Поэтому издание его переводов в неправленом виде имеет узкий научный интерес. Предполагать, что современные монахи, стремящиеся к духовному деланию (хм...), будут для этого успешно пользоваться данным изданием, — верх наивности. Даже Киреевский не все понимал. Уверен, что любому человеку для полного понимания текста просто неизбежно обращаться к дргреч оригиналу. И уж совершенно точно, что современные русские переводы с критических изданий куда полезнее паисиевского подстрочника.

2) Издание не может быть названо научным. По сути, как и в прежних изданиях Жгунов, предложено типографское воспроизведение какой-то одной рукописи (видимо, с использованием иных беловых экземпляров) — однако в современных условиях проще было издать эти рукописи фототипически (или просто поместить в интернете сканы). Очевидные недостатки аппарата:
— не перечислены все имеющиеся списки (читатель должен сам искать их по каталогам), не даны их характеристики, наличие почерков и правок. То есть вся работа издателя, включая основания для издания по данной именно рукописи, осталась «за бортом» для читателя;
— разночтения или не учтены, или внесены непосредственно в текст (в скобках), правка (первоначальные варианты) обычно не отражается;
— не систематизированы даже сведения об использовании Паисием иных текстов, которые видны из его собственных ссылок (их приходится вычленять самому).
И самое главное замечание. Научное издание предполагало бы работу с каждым произведением отдельно, то есть: анализ паисиевских рукописей (датировки, последовательность редакций, личности переводчиков и писцов и проч.); сличение перевода Паисия как с венецианским и московским изданиями, так и с предыдущими славянскими и древнерусскими переводами. (Уже первичная сверка (которой, по сути, никто не делал — разве что кроме отдельных попыток Тахиаоса) перевода Паисия, венец. и моск. изданий и древних допаисиевских переводов позволяет внести существенные коррективы в общепринятые представления об истории славянского Добротолюбия.)

3) Недостатки типографские (в т.ч. неполное приближение к оформлению моск. издания, хотя отчасти на него ориентировались издатели):
— шрифт приближен к церковнославянскому, вопреки рукописям Паисия;
— слова типа «Бог» набраны со строчной!
— использована синяя краска вместо красной;
— цветовые выделения использованы гораздо меньше, чем нужно было бы;
— нет выноса сносок и технических заметок на поля;
— не использована славянская пагинация (фолиация) параллельно с арабской;
— отсутствие следующих слов в нижних колонтитулах;
— странные указатели названий и инципитов вместо того, чтобы привести необходимые сведений об архивных источниках публикаций в более удобном виде.

4) Концептуальная недоработка
Даже из неполного введения ясно, что а) Паисий не желал публикации своих переводов, предназначавшихся только для «эзотерического» пользования, б) он не имел никаких намерений переводить или сверять по венецианскому изданию (да и получил он его довольно поздно). Данное издание — это некая фантазия воображаемого славянского "паисиевского" издания, мало общего имеющая с реальностью. Нужно было бы издать полный перечень переводов Паисия и его школы (а это куда шире венецианского Добротолюбия) и аргументировать, какие переводы и почему надо издавать в первую очередь.
Недостаточно изучена и история московского издания славянского Добротолюбия — некоторые архивы вообще не привлечены современными учеными, исторические сведения в предисловии приведены неполно и приблизительно. (Правда, это и не было целью издателей, поскольку их издание является как бы "альтернативным" московскому.)

5) Несомненно, проделана большая работа, с последствиями для здоровья П. Жгуна (он нуждается в серьезном лечении, идет сбор средств — хотя та же Оптина вполне могла бы помочь). Но неужели за столько лет удалось сделать только (немалую) техническую работу (оцифровать рукописи, составить каталоги, издать эти 2 тома) — и ни на иоту не продвинуться в научном плане (статья О. Родионова в ПЭ ценна, но и он сделал лишь малую часть необходимого)?

Резюмируя сказанное: издание ("сырое", ненаучное по современным меркам) «паисиевского Добротолюбия» — неплохая замена отдельных рукописей (хотя лучше было бы фототипическое издание — его и сейчас не поздно сделать на сайте Оптиной с разрешения архивов), некоторое техническое (относительное) удобство для дальнейшей полноценной научной работы.
Tags: Паисиевское Добротолюбие
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments