danuvius (danuvius) wrote,
danuvius
danuvius

Categories:

Новый рус. пер. "Метафизики" Аристотеля

— Что это такое — постмодернизм? — подозрительно спросил Стёпа.
— Это когда ты делаешь куклу куклы. И сам при этом кукла.
(Пелевин)


Выполнен А. В. Марковым, коему я посвятил не так давно аж два постинга в ЖЖ (кому интересно, найдет).
Из предисловия переводчика:
+Поэтому пусть читатель не удивляется, что я часто перевожу «логос» как «формула» (и редко «пропорция», у Кубицкого часто «определение»), «атом» как «особь», «генезис» как «производство», «искусство» несколько раз поясняю как «готовку», «энергия» перевожу только как «действительность» и вслед за поэтами и прозаиками русского ХХ века предпочитаю слово «существование» слову «сущность».
Некоторые сложные формулы Аристотеля, как знаменитое «бытие как оно было» для обозначения самой сути вещи (что современные украинские переводчики, как А. Панич и А. Баумейстер, передали как «чембытность»), я так и перевожу «подлинность», «подлинная суть», «подлинное бытие», «самая суть». «Метафизика» больше собрание наглядных пособий, карт и контурных карт, чем те тянущиеся уточнения, которые ничего не уточняют, как в переводе Кубицкого. Вряд ли после Мандельштама и Пастернака, Платонова и Набокова, можно терпеть перевод Кубицкого, не понимая, что любой учитель любого школьного предмета должен говорить так, как говорят после Мандельштама и Платонова. Новые достижения русского художественного перевода, скажем, Пруст Елены Баевской-Лозинской или Саннадзаро Петра Епифанова, для нас тоже были важны. Никаких «усмотрений» и «значимостей» в нашем переводе нет — только русские слова. ...
Лосев следовал традиции Боница (использовать многочисленные квадратные скобки в переводе для вставки «подразумеваемого») — эта традиция исходит из особого «духа» античной философии, который надо так реконструировать, и одновременно из того, что Аристотель очень несовершенный логик, которого надо все время пояснять, что он хотел сказать. К счастью, современная постструктуралистская деконструкция, которой я следую, покончила с этим прогрессизмом, показав, сколь новым и продуктивным было предприятие Аристотеля для своего времени, и как воссоздав Аристотеля-лектора, можно придать развитию мысли особую новизну, возобновив сам инструментарий философского рассмотрения. ...
Наконец, мы использовали при переводе навыки самого Аристотеля: по одному из преданий, он работал, пока мог не засыпая удержать шар в руке. Мы переводили до тех пор, пока не появлялась опечатка — тогда только я шел спать. Некоторые решения были подсказаны сидением на веранде, а в городе за отсутствием веранды — в кофейне.+
В предисловии также подробно перечислено, сколь многими иноязычными совр. переводами пользовался Марков. Комментарии в книге отсутствуют -- насколько я понимаю, перевод в стиле "после Мандельштама и Платонова" столь ясно и прозрачно передает "игру одного из самых остроумных лекторов за всю историю человечества", что надобность в каких-то пояснениях отпадает.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments