danuvius (danuvius) wrote,
danuvius
danuvius

Category:

Лурье-7: раздел 2, глава 1

Автор берется писать параграф об учении евномиан, не читав и в глаза не видев текстов Евномия. Лурье пишет: «Только сочинения Евномия дошли до нашего времени — во фрагментах и пересказах тех отцов Церкви, которые их опровергали» (с. 71). Лурье не только не читал Евномия, но даже не потрудился заглянуть в CPG 3455 или в Квастена 3, 307–308 англ. изд., чтобы убедиться, что одно сочинение дошло-таки в цельном виде (не во фрагментах или пересказе). Это — абсолютно наплевательское отношение и к тому, о чем пишешь, и к читателям, и к себе самому (хотя бы своей репутации).
Так же наплевательски автор относится к подбору текстов. В некоторых местах своей книги он очень озабочен научным консенсусом, но в данной главе — отнюдь. Он цитирует 3 и 4 Против ариан Афанасия, оговорившись, что раз эти книги поставлены в рукописях в контекст Афанасия, то они стали «служить выражению православного учения» (с. 73). Гипотезу, что 4 и 5 Против Евномия Василия являются подлинными, Лурье принимает всецело («недавно было доказано...»), и сожалеет в сноске, что этот вывод не стал еще достоянием стандартных курсов патрологии. Но в стандартных справочниках указана и эта статья, и даже написано (CPGS p. 101), что имеется еще более свежая монография Risch 1992, который склоняется в пользу авторства Аполлинария, но оставляет вопрос открытым. Нет никакой разницы для Лурье, Златоуст или Севериан Габальский (с. 97). Главное, чтобы цитаты подходили и ложились, как надо, типа как в карточном пасьянсе...
Насчет «византийского номинализма» (с. 81–82): нельзя ли больше конкретики, какие именно виз. авторы опровергают вывод Бенакиса, какие это конкретно «выдающиеся исключения»?
С логикой не в порядке у автора: если одна категория заменяется другой, то в совокупности их все же остается десять, а не одиннадцать (с. 82–83).
Опять плохо с логикой. Если на с. 88 приводятся примеры Василия применительно к людям, то повторять этот вывод применительно к Богу (познаем не что, а Кого — с. 90) следовало бы только после других примеров или методологических пояснений.
Слишком безапелляционно сказано, что сущность Божия остается непознаваемой (с. 89 внизу). Каппадокийцы были согласны в том, что отчасти она все же познается, хотя как таковая она, конечно, непознаваема. Впрочем, на с. 91 Лурье пишет-таки, что и утверждения, и отрицания относительно Бога «содержат в себе хотя и неполное, но реальное богопознание». Забыл, что писал страницей выше?
На с. 90 повторяется мнение Лосского о примате ипостаси над природой для восточных, а для западных — сущности, хотя уже столь любимый Лурье и рекомендуемый для чтения А. де Алле показал неприемлемость этого утверждения именно для каппадокийцев («из сущности Отца» — стандарт для богословия 4 в., с которым каппадокийцы были вынуждены считаться).
На с. 91 неточный перевод формулы Григория Нисского (опущено слово «окачественное», пойа).
С. 94. Где показано выше на текстах, что существование — это и есть энергия сущности?
Но все это мелкие придирки по сравнению с тем, что начинается со с. 96. Тут гремучая смесь из разных периодов виз. богословия в интерпретации Лурье. Поскольку не один раз оговаривается, что все это не имеет никакого отношения к каппадокийцам (с. 97, 99), спрашивается, зачем это все нужно здесь автору, как не для того, чтобы предварить свои будущие построения?
Если же говорить по сути, то очевидно, что позднейшее богословие св. Максима Исповедника, по которому энергия характеризует сущность, а не ипостась, сталкивается с трудностью, когда мы будем характеризовать как энергию сами ипостасные характеристики (рождение, изведение — это ведь действия). Однако они никак не могут относиться к общей для всех Лиц сущности, поскольку в таком случае мы впали бы в модализм и разница в ипостасных характеристиках исчезла бы. (С этой трудностью столкнулся потом свт. Григорий Палама при разработке учения об энергиях, так что вслед за ним современным ученым и философам пришлось допустить ипостасные энергии.)
Лурье понимает, что «ипостасные» характеристики неподвижны (т. е. не передаются другим Лицам), и движение надо относить к сущности. Но что из этого следует (по Лурье, конечно, а не по святым отцам, которым он приписывает свои выводы)? А то, что-де «если не говорить об ипостасных особенностях, а только об ипостасях в целом» (!? что это значит, я никак не могу понять), то в Троице нет «первого лица», «второго» и «третьего» (с. 96). Слава Богу, что этот вывод не приписывется каппадокийцам — они, мол, до этого не додумались, так что понадобилось следующее поколение (с. 97). А додумались до этого, стало быть, Златоуст и Севериан Габальский? Примеры где?
На с. 98–99 продолжается смесь из имен, энергий, ипостасных особенностей и обожения. Оказывается, знание о Боге как о Троице не может быть вне обожения. Из цитаты Пс.-Василия (Против Евномия, 5, см. о подлинности выше), впрочем, совершенно нормальной, делается вывод, что «видеть различия» между ипостасями может тот, кто «участвует во внутренней жизни Троицы». Обоженный человек («каждый святой») имеет «участие в тех же отношениях с Отцом и Духом, в которых участвует Сын». «Энергия Божия дает узнать Бога Троицу каждому святому, сообщая ему то знание Отца и Духа, которое имеет Сын» (интересно, чем это утверждение отличается от позиции Евномия, что он знает Бога так же хорошо, как Он Сам?). Как следуют эти выводы из вполне «безобидной» цитаты Пс.-Василия — одному Лурье известно.
В конце повторяются выводы о непознаваемости Бога по природе, что Бог как Троица познается только внутри Церкви и что во внутренней жизни Троицы «порядка нет, так что ни одна из ипостасей не является первой, второй или третьей». Оставляя за рамками дискуссии, что хотел автор сказать о непознаваемости Троицы вне Церкви (то есть, любой некрещеный, читая Новый Завет, не имеет о Троице никакого понятия? или имеется в виду Церковь как хранительница Предания, и автор имел в виду сказать, что в рамках естественного Откровения невозможно познать Бога как Троицу? причем здесь личное обожение?), обратим внимание на последний вывод. Мало того, что он не подкреплен никакими цитатами (и не может быть подкреплен, тем более для данного периода), он по сути своей совершенно еретичен. Одно дело, что порядок Лиц чисто логический, что Лица равночестны и т.д. Но утверждать, что Отец перестает быть причиной (а именно в этом смысл монархии, о которой сам Лурье писал на с. 94) ad intra, то есть первой ипостасью как причиной двух других, и является таковой только ad extra — значит впадать в страшнейшую ересь. Тогда, например, все споры о Filioque ad intra просто бессмысленны.
Остается сделать вывод, что такое богословие Лурье развивает, полностью обожившись, став святым, и до такой степени «участвует в жизни Троицы», что перестал «видеть» различие между ипостасями внутри самой Троицы.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 17 comments