danuvius (danuvius) wrote,
danuvius
danuvius

Categories:

Лурье-4: Начало книги

Автор оговаривает, что исследует догматику, причем только в ее философских формулах (с. 7–8). Тем самым, сужена и догматика (богословие), и философия. Отсюда сразу ясно, что «Символ веры» для автора здесь сводится к слову «единосущный», а вся прочая догматика просто выпадает в осадок. Так оно и происходит. При таких методологических (априрорных) установках чего ждать хорошего?
(Хотелось бы мне знать, за что автор выражает мне благодарность на с. 9? Моя критика ему по фигу, а то, что книжки дарил или статьи посылал, так это не стоит благодарности (тем более что таковая есть и в другом месте, причем без нее вполне можно было обойтись).)
Хронология и периодизация просто смешны.
Видите ли, во 2 и 3 вв. среди главных оппонентов Церкви гностиков вообще не было!
До сер. 2 в. аппарат греч. философии не используется: чересчур категоричное высказывание (см. сказанное про Аристида).
Сер. 2 — сер. 3 в. Оказывается, христ. авторы усвоили, бедняжки, только моралистические и правовые учения античности (??!) А Оригена, создавшего первый опыт догматики и предвосхитившего и арианские учения, и православные, вообще не было, что ли?
В 6 в. главные оппоненты учения Церкви, ни много ни мало, «носители цезарепапистских идей»! Это не про Юстиниана ли речь идет — самого главного «цезарепаписта», при котором папы и пикнуть не смели? Если нет, то про кого именно? А сам Юстиниан оказывается в соседней графе в «особенностях применения философии» (Государственно-церквоно-правовые концепции «Кодекса Юстиниана»). Ну, не бред ли? В книге про «философию» мы, конечно, не найдем пояснения этих загадочных утверждений, относящихся к «экклесиологии».
В 9-10 веках основной богословской проблемой оказывается «екклесиология», причем боролась она с «ересью михизма»! А я-то думал, что экклезиология стала основной проблемой, главным образом, после разделения Церквей и, особенно, в 20 в. с наступлением эпохи экуменизма.
В 14 в. было, оказывается, много «варлаамитов», причем водораздел происходил не по богословской линии, а по линии аскетики! Это что, та самая гениальная «гипотеза» про Акиндина, про которую тут недавно хгр все уши прожужжал? Да как раз Акиндин (у Паламы и в анафемах — самый главный «варлаамит») сам первый был против нападок Варлаама на аскетику. И в 14 же в., оказывается, имеет место «детальная критика томизма»! Во-первых, она начинается только с Ангеликуда (как только начал на греч. переводиться Фома), а это как минимум вторая половина 14 в. Во-вторых, не только критика, но и рецепция (впервые — у православного автора Феофана Никейского). И главной фигурой здесь будет Схоларий в след. веке.
15 и 17 вв. Основной проблемой 15 в. было «православное богословие как единая система» (Иоанн Дамаксин, стало быть, не в счет!). Поскольку в 16 в. актуальны иные проблемы, та проблема «системы», видимо, уже решена. Ан нет, она снова возникает в 17 в.! Самое забавное, что именно в 16 в. вдруг «главными оппонентами Церкви» становятся... кто бы Вы думали? Армяне! Во как! Фотий, Никита Стифат и т. п. — это все предтечи главных богословских трактатов 16 в.! Причем армяне столь же важны и опасны как оппоненты, как протестанты!
В 17-м же веке неосхоластика и кальвинизм объявляются «редакциями августинизма»! То есть, помилуйте, Фома и неосхоласты в Аристотеле ни бэ ни мэ? А кальвинизм сводится к августинизму?
Обоснования всей этой ерунды от автора мы никогда не дождемся — он-де свое веское слово, оказывается, уже сказал (правда, по одному лишь периоду) в примечаниях к Мейендорфу (см. декларацию на с. 16). О прочем лишь «штрихи для перспективы!
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments