danuvius (danuvius) wrote,
danuvius
danuvius

Category:

О языках описания и реальностях

Оригинал взят у edgar_leitan в О языках описания и реальностях
На одной Лицекнижной странице у меня состоялся обмен мыслями с неким преподавателем Московского православного института. Преподватель-богослов вначале утверждает: "Христос пришел к простым еврейским пастухам, a не к греческим философам или халдейским звездочетам. Вера Христова очень проста. Ее легко принимают простые люди. Поверить в это простое благовестие не сложно, а наоборот очень просто."

Ладно. Но буквально тут же тот же самый человек добавляет: "Опять же, некорректный язык приводит к искаженному пониманию. Надо корректно описывать христианскую религию, и тогда будет правильная картина."

Такой мыслительный анаколуф меня позабавил, и я высказал в ответ несколько мыслей:

Христос пришёл к простым пастухам? А почему не к философам или астрологам? Философы или учёные звездочёты что, хуже пастухов? То есть чтобы спастись, нужно прекратить быть философом, опроститься и стать дурачком? Лишь простаки достойны спасения? То есть нужно прекратить быть тем, кем Бог тебя создал?

Вообще идея богоизбранности отдельных лиц — одна из конструкций властного дискурса. Потому что должен быть социальный институт (каста жрецов, священство в каком-либо виде), который производит идеи и распоряжается ими, предлагая их людям в обмен на вполне ощутимые материальные блага и невидимый наркотик куда более сильный — власть над душами.

Если христианское благовестие так уж просто, что его понимают даже неграмотные пастушки, неученные логике и прочим премудростям, то зачем нужен выдуманный позднейшими эллинскими теологами "корректный язык" для его описания, ведущий якобы к "неискажённому пониманию"?

Каста жрецов, будучи высшей, должна создавать теологический дискурс, который является дискурсом власти, и который она же и контролирует. Упомянутый богословом "корректный язык" — прекрасный тому пример. Жрецы-теологи создают всё более сложный язык, породивший бесконечные войны омоусиан с омиусианами, монофелитов с монофизитами и т. д. и т. п. (ср. конфликт свифтовских остроконечников с тупоконечниками). Они творят и всеми ресурсами (в том числе и властными) поддерживают семантическую систему, которую понимают лишь высокоучёные эксперты, ограждая её вратами с целым рядом хитроумных замков, куда всем, не играющим по правилам касты, вход заказан. При этом вполне искренне рассуждают о "простых пастушках", не видя абсурдности такого утверждения.

Это классический пример абсолютно замкнутой системы. Теологи, к сожалению, неспособны выйти за границы своего собственного, наработанного веками и даже тысячелетиями традиционного "жаргона". Далее несколько цитат из высказываний преподавателя-богослова: "Христос предаёт душу в руки Отца, тварь стенает, вечная жизнь во Христе, объективное устройство тварного мира, духовные законы, за жертвой Христа следует победа над смертью и вечная жизнь", и т. д.

По сути дела, христианское "миссионерство" сводится к научению людей базовому словарю и синтаксису этого крайне архаичного языка. Получается, что достоин "спасения" и "спасается" тот, кто на ять изучил его грамматику, то есть устройство "корректного" теологического дискурса (омоусиос, и ни в коем случае не омиусиос; обязательно "и от Сына", а не только "от Отца" -- или наоборот!). Тот же, кто сделал ошибку в его грамматике (добавив малую подписную йоту и получив "омиусиос"), выкидывается из класса вместе с Арием и его последователями с "неудом": "во тьму внешнюю", где плач и зубовный скрежет, и где пребывают все остальные, демонизированные оппоненты и неучи, не владеющие синтаксисом, то есть правильным, корректным (ортос) мнением (докса).

Как профессиональному теологу, у которого за спиной, помимо университетских степеней магистра католической теологии и педагогике религии (оставив в стороне мои квалификации востоковеда и в некотором смысле медиевиста), ещё и немало лет пребывания в семинариях, орденах и монастырях, мне это ясно, как никому другому. Я-то языками этого типа свободно владею, и именно на ять (или близко к тому), однако осознаю, сколько лет и усилий было нужно для овладения лёгкостью жонглирования таким типом дискурсов.

Будь я миссионером, вправе ли я был бы ожидать таких же усилий от объектов моего миссионерского самоутверждения, вoзлагая на бедных овечек или рыбок (всё это тоже традиционные метафоры, как вы понимаете) "бремена неудобоносимые"? И второй вопрос: в чём же именно состоит "спасение", если попытаться абстрагироваться от привычной и затемняющей суть дела теологической метафорики ("пребывать со Христом", "единение с Богом" и т. п.)? Иначе говоря, концепция "спасения" предполагает универсальную метафизическую или онтологическую систему, где традиционные метафоры обретают своё место и раскрывают реальный смысл. Реальный смысл должен быть вещественным, опытным, немедленно понятным "простачкам и пастушкам", а не вести рекурсивно к дурной бесконечности нанизывания одной метафоры на другую и к плетению слащавых словес, за которыми — лишь риторика и литература и вызванные ими вторичные переживания (эстетствование по типу: "Ах, как красиво сказано!"). Однако мои наблюдения и частные опросы — с оказией — многих христиан показывают, что люди вряд ли нечто вразумительное могут себе представить под "воскресением плоти" или "воскресением мертвых".

Для большинства называющих себя христианами эсхатология заканчивается на уровне индивидуального спиритизма: некоем чаемом (на время произнесения формул "Символа веры") бестелесном, бесконечном существовании после смерти, причём с нынешним сознанием "земного идиота", которое непрерывно связано с сознанием тела. Для большинства католиков такие традиционные топосы („последние вещи“), как Рай, Ад или Чистилище — не более, чем метафоры, лишённые вещественного содержания. Это при том, что в Средневековье всё это понималось конкретно-вещественно и даже "географически", конец чему, увы, положило развитие естественных наук Нового времени и Просвещение.

Что касается российских православных, то я предполагаю, что здесь всё ещё гораздо хуже: нерассуждающий фундаменталистский буквализм и презирающий вопросы разума фидеизм, чреватыe расколотостью сознания и взрывом коллективных психических пандемий, описанных К.-Г. Юнгом применительно к Германии конца 1930-х годов. Отсюда, кстати, и множащиеся анахронизмы, вроде серьёзных судебных ссылок на заключения Трулльского и иных из древних или средневековых церковных Соборов. Это моё наблюдение и гипотезу о расколотости сознания, особенно у многих из нынешних русскоязычных интеллектуалов, подтверждает недавнее (тоже в ФБ) любопытное общение с одним философом, заявившим, что "для него никакой науки не существует", но существуют лишь Lebenswelten, "жизненные (или опытные) миры", в которых Солнце вращается вокруг Земли, как нам говорят наши глаза, Шестоднев следует понимать буквально и т. д. При этом философ писал эти филлиппики на компьютере, изoбретённом презренными учёными, а не гусиным пером в землянке при неверном свете лучины, а также признал, что в случае болезни он пользуется скорее антибиотиками, нежели ношением вместо этого высушенных крольчачьих лапок в кармане.

Итак: Средневековых схоластический синтез — это как раз великая попытка сочетания христианской веры и научного (на тот период) знания. В наше время традиционные метафизические системы и картины мира оказываются под большим вопросом. То, что столетия или даже тысячелетия мыслилось конкретно-вещественно, стало всего лишь пустыми оболочками метафор, наполненными беспорядочными эмоциями, которые привычно реактивно извергаются в виде "обиды верующих" на закономерные вопросы и попытки эти вещи спокойно исследовать.

Для мыслителей, желающих оставаться в рамках христианской модели мировидения, тут предстоит очень много серьёзной работы. Прежде всего по смелой и творческой модификации этой упомянутой модели. Иначе скоро христианство сделается запылённым и загаженным голубями памятником самому себе, из последних сил, натужно и занудно источающим лишь надоевший моралин. Следует понимать, что этот памятник можно сколь угодно тщательно реставрировать и очищать, но в этом законсервированном виде ему уже, увы, не вернуться к прежней жизни своего великого и великолепного прообраза.

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments