danuvius (danuvius) wrote,
danuvius
danuvius

Categories:

Справка о Синоде

Вот что получилось пока (плод совместных усилий ЖЖ)

Патриаршество было учреждено в Росии в 1589 г., хотя уже задолго до того зависимость Русской Церкви от Константинопольской была лишь номинальной. После кончины патриарха Адриана в 1700 г. кафедра более 20 лет оставалась вакантной, главой церковного управления был поставлен рязанский митрополит Стефан Яворский с титулом местоблюстителя патриаршего престола.
В 1718 г. император Петр I поручил Феофану Прокоповичу выработать план преобразования церковного управления по образцу гражданских коллегий. 11 февраля 1720 г. проект, составленный Феофаном, был исправлен Петром, а 23 февраля внесен на обсуждение Сената, в заседание которого были приглашены находившиеся тогда в Петербурге 6 архиереев и 3 архимандрита. Сенаторы и духовенство утвердили Духовный Регламент без каких бы то ни было изменений и вслед за тем по царскому указу подписали его. К концу 1720 г. были собраны подписи всех остальных архиереев; только Стефан Яворский некоторое время уклонялся от подписания документа, ссылаясь на неясность отдельных его пунктов, но в конце концов и он должен был уступить. 25 января 1721 г. последовал Манифест об учреждении Духовной Коллегии (впоследствии Манифест переиздавался в качестве документа, открывающего Духовный Регламент Петра Великого).16 сентября 1721 г. был напечатан Духовный Регламент под заглавием «Регламент или устав духовныя коллегии (первоначальное именование Святейшего Синода. — А. Д.), по которому оная знать долженства своя и всех духовных чинов, також и мирских лиц, поелику оные управлению духовному подлежат, и притом в отправлении дел своих поступать имеет».
[Издания Регламента: Полное собрание законов Российской империи. Собрание I. СПб., 1830. Т. VI. № 3718., где Регламент помещен под датой 25 января 1721 г. (текст менее надежный; там же Манифест и архиерейская присяга); Полное собрание постановлений и распоряжений по ведомству православного исповедания Рос. империи: За 1721 – 24 ноября 1741 г. 2-е изд. СПб., 1879. № 1. С. 3–32 (воспроизводит рукопись, хранившуюся в зале заседаний Синода в специальном ларце). Текст опубликован также В. Н. Бенешевичем по подлиннику из Сенатского Архива с учетом первого издания, черновика в архиве Сената и др.: Сборник памятников по истории церковного права, преимущественно русского, кончая временем Петра Великаго / Составил В. Н. Бенешевич. Вып. 2. Пг., 1915. С. 94–155 (Манифест и присяга архиереев – с. 90–93). В 1997 г. данный документ опубликован по первому изданию в соответствии с современными правилами издания исторических документов (см.: Законодательство Петра I. М., 1997. С.540–582). Подробнее о создании и издании Духовного Регламента см., например: Кедров Н. И. Духовный Регламент в связи с преобразовательною деятельностью Петра Великого. М., 1886; Ольшевский Н. Святейший Правительствующий Синод при Петре Великом, его организация и деятельность. Киев, 1894; Барсов Т. В. Святейший Синод в его прошлом. СПб., 1896; Верховский Н. Учреждение Духовной Коллегии и Духовный Регламент. Т. 1–2. Ростов-на-Дону, 1916. Из новейших работ по учреждению Синода Петром I см.: Федоров В. А. Русская Православная Церковь и государство: Синодальный период. 1700–1917. М.: Рус. панорама, 2003. С. 150–159.]
30 ноября 1721 г. император Петр I обратился с письмом к патриарху Константинопольскому Иеремии III, прося его и прочих патриархов признать новое учреждение — Духовный Синод. В письме были следующие слова: «... заблагорассудили уставить со властью равно патриаршескою (выделено мной. — А. Д.) Духовный Синод, то есть, высшее духовное Соборное Правительство, для управления Всероссийской Государства Нашего Церкви из достойных духовных Особ, как Архиереев, так и Киновиархов число довольное...» (русский текст параллельно с греческим переводом см.: Сборник памятников по истории церковного права, преимущественно русского, кончая временем Петра Великаго / Составил В. Н. Бенешевич. Вып. 2. Пг., 1915. С. 206–212, цит. с. 207). Сначала от Иеремии пришел ответ, датированный 1 февраля 1722 г., в котором положительный ответ соседствовал с оговоркой об отсутствии на данный момент других патриархов для окончательного решения, которое последовало 23 сентября 1723 г. Грамота, почти дословно повторяющая текст послания Иеремии III, была прислана и Афанасием, патриархом Антиохийским. Грамоты обоих патриархов гласили (цитируем старый русский перевод с учетом разночтений в грамотах и небольшими поправками по греческим текстам и другому русскому переводу): «Мерность наша благодатию и властию всесвятого животворяющего и совершенноначальствующего Духа укрепляет и утверждает и объявляет, что от благочестивейшего и тишайшего аутократора святого царя всея Мосховии малыя и белыя России и всех северных и восточных и западных иных (многих) стран обладателя Государя, Государя Петра Алексеевича (Императора), по Духу Святому возлюбленного и превожделенного ее Императора (брата), определен Синод в Российском святом великом царстве, есть и нарицается нашею во Христе братиею, святым и священным Синодом от всех благочестивых и православных христиан — священных и мирских, начальствующих и подначальных и от всякого лица сановитого и имеет позволение совершати, елика четыре Апостольскии святейшии патриаршии престолы (выделено мной. — А. Д.): наставляет же, увещавает и уставляет, да хранит и содержит непоползновенные обычаи и правила священных вселенских святых седми Соборов и иная, елика Восточная святая Церковь содержит, и пребывает во век весь непоползновенно» (цит. с изменениями по: Сборник памятников... С. 249–250). В дополнительном письме Иеремии сообщалось, что Александрийская кафедра вакантна, а Иерусалимский патриарх болен; при необходимости можно получить подпись и последнего, но, по мнению Иеремии, «довольно и сего».
Таким образом, константинопольский патриархат, признавший в 1586 г. в лице Иеремии II за Москвой патриарший титул, в 1723 г. при согласии антиохийского патриарха официально одобрил учреждение Синода. «Так неканоническая по ее замыслу, по ее принципам и способу ее проведения в жизнь церковная реформа Петра Великого, — пишет А. В. Карташев, — была формально легализована этим утверждением восточных патриархов. Так отпадает обвинение инославных агитаторов, смущающее иногда немощную совесть православных мирян, неискушенных в богословской науке, будто русская церковь 200 лет жила жизнью беззаконной. И все великие иерархи ХVIII и ХIХ вв., носившие в своем сердце скорбь о канонической дефективности синодального строя и надежду на его исправление, проходили свое служение церкви с чистой совестью, зная, что каноническое их положение формально вполне законное» (История Русской Церкви. Т. 2. 0000. С. 000).
По поводу процитированных слов А. В. Карташева следует специально заметить, что часто раздававшиеся (и до сих пор повторяющиеся) упреки о якобы неканоничности реформы Петра I, преобразовавшего патриаршество в синодальное управление, на самом деле не обоснованы должной историко-канонической аргументацией. Хотя Коллегия была устроена Петром I с оглядкой на протестантские страны, соборно-иерархический принцип остался при этом неизменным. Интересно, что в петровскую эпоху в чине избрания и постановления архиерея там, где должен поминаться патриарх, фигурируют не патриарх или его местоблюститель, но четыре патриарха сразу (Живов В. М. Из церковной истории времен Петра Великого: исследования и материалы. М., 2004. С. 000–000). Этот любопытный факт показывает, что петровская реформа церковного управления была задумана задолго до ее проведения в жизнь в виде Духовной Коллегии и исходила отнюдь не из протестантских идей. Еще с IV в. в Византии собирались по неотложным и текущим делам так называемые «sЪnodoi ™ndhmoаsai» — соборы из «прилучившихся» архиереев, бывших в столице по тем или иным надобностям, причем патриарх, хотя и являлся председателем синода, по своему положению не был выше этого собора (подробнее см.: Hajjar J. Le synode permanente (SUNODOS ENDHMOUSA) dans l'йglise byzantine des origines au XIe siиcle // Orientalia Christiana Analecta 164. Roma, 1962. 230 p., о статусе патриарха см. гл. VII). Сами Вселенские Соборы созывались императорами, причем последние фактически играли роль «внешних епископов» Церкви и могли по своему усмотрению назначать или смещать патриархов. Исторически патриаршии или митрополичьи округи появились вследствие сближения гражданско-территориальной системы управления государства с делением на церковные области, канонически же епископский сан в Православной Церкви остается единственной высшей иерархической степенью, а усвоение патриарху какой-либо власти над епископами противоречило бы православной экклезиологии. Характерно, что против нападок и либералов, и консерваторов на синодальный строй как таковой (а не на отдельные злоупотребления, с ним связанные) выступили такие маститые ученые, крупнейшие специалисты в области церковной истории и права, как А. С. Павлов и Е. Е. Голубинский. Согласно Е. Е. Голубинскому, Петр I имел полное право, сообразуясь с государственным и церковными нуждами, предпочесть патриаршеству коллегиальное управление Церковью в виде постоянно действующего собора (см.: Голубинский Е. Е. Зaмeчaния на статью Тихомирова: «Kaнoничecкoe достоинство реформы Петра Великого»; Он же. Желательно ли упразднение Св. Синода и восстановление патриаршества // Голубинский Е. Е. О реформе в быте Русской церкви. М., 1913, № III и IV; первая статья издана впервые в: Богословский вестник. 1904. № 1. С. 75–106; № 2. С. 217–247).
После октябрьской революции 1917 г. Синод был упразднен как государственное учреждение в результате декрета СНК РСФСР от 23 января 1918 г. «Об отделении церкви от государства и школы от церкви» (Собрание узаконений РСФСР. 1918. № 18. Ст. 263), поскольку все «церковные и религиозные общества» лишились статуса юридических лиц и любых привилегий и помощи со стороны государства и, кроме того, оказались не вправе применять «меры принуждения или наказания» к своим членам. Эти нормы должны были парализовать не только деятельность Синода, но и всех органов церковного управления.
После восстановления патриаршества на Поместном Соборе Русской Православной Церкви 1917–1918 гг. синодальный строй был не уничтожен, но кардинально видоизменен. Поместный Собор принял несколько актов, касающихся Синода и других высших церковных органов (см.: Священный Собор Православной Российской Церкви: Собрание определений и постановлений: В 4 вып. [2-е прилож. к «Деяниям»]. М.: Соборный совет, 1918 (репринт: М.: Новоспасск. монастырь, 1994 [все вып. в одной кн.]). Важнейшими из них являются: определение от 7 декабря 1917 г. «О Священном Синоде и ВЦС» и определение от 8 декабря 1917 г. «О круге дел, подлежащих ведению органов высшего церковного управления» (Вып. 1. С. 7–11 и 12–16). Согласно реформе церковного управления, произведенной Собором, при Патриархе учреждались архиерейский Синод и Высший Церковный Совет (ВЦС) из представителей белого духовенства и мирян. Синод и ВЦС являлись коллегиальными административными органами при Патриархе и составляли Высшее церковное управление (ВЦУ), действовавшее между сессиями периодически созываемого Поместного Собора. Согласно принятому на Соборе Уставу, Священный Синод должен был состоять из председателя (патриарха) и 12 членов: постоянных — Киевского митрополита и 6 архиереев, избираемых Поместным Собором на 3 года, и 5 архипастырей, вызываемых по очереди на один год, по одному из каждого округа. В состав Высшего Церковного Совета должны были входить: патриарх (председатель) и 15 членов: 3 иерарха по избранию Священного Синода, а остальные члены ВЦС по избранию Собора — один монах, 5 клириков из белого духовенства и 6 мирян. В ведение Священного Синода были отнесены дела, касающиеся вероучения, богослужения, церковной дисциплины и управления, общего надзора за духовным просвещением. Высший Церковный Совет должен был заниматься по преимуществу внешней стороной церковно-административных, церковно-хозяйственных дел, ревизией и контролем, в его же компетенцию входили вопросы социального характера, связанные с благотворительностью, светским правом и т. д. Особо важные дела: защита прав и привилегий Церкви, открытие новых духовных школ, подготовка к Поместному Собору, а также утверждение сметы доходов и расходов церковных учреждений — подлежали рассмотрению соединенного присутствия Синода и ВЦС.
На основании постановления Собора 14 февраля (н. ст.) 1918 г. Святейший Синод прекратил свою деятельность, а с 16 февр. начали функционировать Священный Синод и ВЦС (Церковные ведомости. 1918. № 7/8). После ряда исторических перипетий 21 мая 1924 г. патриарший Синод избрал новый состав ВЦС, но к работе он не приступал. 1 июля 1924 г. свт. Тихон временно приостановил деятельность Синода из-за отсутствия государственной регистрации. В 1924–1925 гг. он неоднократно обращался в НКВД с ходатайствами о регистрации Синода, но положительного ответа не получил. В итоге ВЦС так и не был воссоздан после 1922 г., хотя формально он не упразднялся. Митрополит Сергий (Страгородский) 20 мая 1927 г. добился регистрации Временного Патриаршего Синода в органах НКВД, и с тех пор этот Синод действовал при нем как совещательный орган.
31 января 1945 г. Поместный Собор РПЦ принял «Положение об управлении Русской Православной Церкви» (официально не было издано). Функции и статус Синода в этом Положении не определены, указано лишь, что Священный Синод состоит из шести членов — Епархиальных Архиереев (трех постоянных: митрополиты Киевский, Ленинградский и Крутицкий — и трех временных), при председателе — Патриархе (глава II, § 17–19). Поскольку о ВЦС в данном Положении не упоминается, фактически все функции ВЦС перешли к Синоду.
В настоящее время, согласно Уставу РПЦ в редакции 2000 г. (Юбилейный Архиерейский Собор Русской Православной Церкви. Храм Христа Спасителя 13–16 августа 2000 года. Устав Русской Православной Церкви. Издательство Московской Патриархии, 2000), Священный Синод во главе с Патриархом Московским и всея Руси является высшим органом церковной власти и управления после Поместного и Архиерейского Соборов (гл. I, 7) и действует в период между Архиерейскими Соборами (гл. V, 1). Синод состоит из Председателя (Патриарха), семи постоянных (по кафедре: митрополиты Киевский и всея Украины; Санкт-Петербургский и Ладожский; Крутицкий и Коломенский; Минский и Слуцкий, Патриарший Экзарх всея Беларуссии; Кишиневский и всея Молдовы; по должности: председатель Отдела внешних церковных связей; управляющий делами Московской Патриархии) и пяти временных членов — епархиальных архиереев (гл. V, 3–4). При равенстве голосов голос Патриарха является решающим (гл. V, 16). В случае несогласия с принятым решением Патриарх имеет право приостановить решение до Архиерейского Собора (гл. V, 20; аналогичные нормы были и в 1918 г.). В компетенцию Синода входит широкий комплекс богословских вопросов, внутренней и внешней деятельности Церкви (гл. V, 25–32). [Примечание составлено совместно с А. Г. Бондачем.]
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 24 comments