danuvius (danuvius) wrote,
danuvius
danuvius

Categories:

Как нас учили древнегреческому

По латинскому был уч-к Мирошенковой—Федорова. Оба препода здравствовали, хотя Федоров уже был не тем монстром (в этом году ему исполнилось 90!), но мой курс был последним, на котором В. И. еще зверствовала.
В. И. продолжала держать марку в дргреч. Все неуспевающие (в основном девицы, озабоченные иными проблемами, но также и неадекватные молодые люди) с ее подачи отчислялись. Но вот беда: ксероксов было в обрез, уч-ки в б-ке были разобраны (мне очень повезло, что от отца достался уч-к Соболевского). Уже не помню, как мы справлялись с учебником Вольфа, но прекрасно помню, как В. И. приходилось писать словоформы (парадигмы) на доске из-за отсутствия пособий.
При такой материальной базе ни о каком серьезном обучении речи быть не могло. Прибавьте еще неимоверную нагрузку кучи предметов из-за идиотского учебного плана. Задача хорошего совкового препода заключалась в том, чтобы заставить студентов учить именно данный предмет, наплевав на прочие. И вот тут талант В. И. раскрывался на все 100.
Описывать ее приемы преподавания — отдельная задача. Но результат был налицо. Все, что мы вынесли из 5-летнего обучения, было именно то, что она заставила нас выучить за первый год (и натренировать за второй).
Объем был невелик (примерно в рамках Соболевского, куда меньше Черного). Зато крепко.
А потом были "профессора" типа Нахова, который не мог читать тексты без англ. билингвы и полпары рассуждал о том, могло ли у некоего героя гомеровского эпоса быть 50 детей. Потом, на юбилее кафедры, он произнес маразматическую речь о своих достоинствах, от киников и до «Анти-Тьюринга», после которой вскоре и помер. Он был парторгом, и Аза держала его ради иммунитета.
Историю дргреч нам преподавала Славятинская, к-я была занята в то время написанием учебника, так что почти все пары были пропущены.
Были какие-то небольшие светлые пятна, но могу сказать, положив руку на сердце: после 2 курса (= после Мирошенковой) нас греческому не учили. Более того, после МГУ (и самой защиты, прошедшей не без эксцессов для моих сокурсников) я получил стойкое отвращение к древним языкам и вообще к науке, и только спустя какое-то время это ощущение прошло.
Я, конечно, постарался, когда сам стал преподавать, учесть все эти провалы, так что дрессировал своих студентов все 5 лет непрестанно, только зря: за немногими исключениями, отсутствие конкурса и нормальных программ (по типу дорев.) сказывалось неизбежно.
Могу сказать совершенно точно, что я согласен со словами Азы Алибековны: совковые переводчики-классики второй половины XX века не могли обходиться без посредства других переводов (дорев. или иностранных). Лишь немногие студенты вроде В. В. Асмуса или Д. Е. Афиногенова (который брал у Асмуса дргреч книги, тогда страшно дефицитные, и по обмусоленным страницам было видно, что он в самом деле их штудировал нешуточно) перескакивали этот барьер.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments