danuvius (danuvius) wrote,
danuvius
danuvius

Categories:

Кураев не видит канонических поводов для санкций против виновника ДТП

+А. Кураев― Да у меня в блоге видео по этому поводу уже висит дня два. Мне постоянно его подбрасывают. Странный человек.
М. Королева― То есть у вас было время составить свое мнение.
А. Кураев― Я думаю, что это случайный человек в священстве. Судя по его собственным фотографиям, презентациям.

М. Королева― А что церковь с такими людьми делает? Отлучить от церкви, потому что, судя по всему, суд ему особо не грозит никакой. Ну разве что за мат в общественном месте и за то, что врезался в фуру. А вот что с этим делать. Что должна сделать церковь, чтобы такого больше не было.
А. Кураев― Не знаю. Слава Богу, я не епископ. Если мы хотим действовать с точки зрения чисто правовой, то здесь и у государства и у церкви нет для него каких-то особых окончательных статей. Пьянство за рулем государство карать может, а у церкви такого канона нет – «Батюшка, в пьяном виде не садись в телегу». Ну нет такого канона, не придумали в те самые византийские времена. Вызывающее у него поведение, провоцирующее, да, это правда. Но если то, что ты породил какие-то неприятные отголоски в общественном мнении, считать поводом для лишения сана, то можно с такой дубинкой расправиться с любым. Этак любого можно закатать.
М. Королева― И все-таки отец Андрей, мы с вами недоговорили. По поводу священника, который устроил ДТП. Правильно ли я понимаю, что мы в общем не обратили бы внимание на эту новость особенно, если бы просто обычный человек, ну мало ли пьяных за рулем. Которые врезаются в фуру, мат, отстреливаются. Ну эта новость пройдет практически незамеченной. Но это священник. Мы ожидаем, что священник должен вести себя благородно, нормально. Спокойно. Не быть пьяным. Не жить в шикарных домах. Потому что к этому он призывает паству. Нет?
...
А. Кураев. Но в данном случае в чем преступление? Этот священник хамски себя вел, безнравственно. Это да. Но с точки зрения права это не расстрельно. А все-таки лишение сана это расстрел. С церковной точки зрения. Византийские законы так и считали. По некоторым правовым последствиям одно равняется другому. И поэтому здесь возникает вопрос, под какую статью это подвести.
М. Королева― И вы хотите сказать, что он может остаться священником.
А. Кураев― Пока я не понимаю, какие каноны требовали бы лишить его сана.
М. Королева― И к нему могут дальше приходить люди, которых он будет учить жизни.
А. Кураев― Понимаете, если я сейчас скажу, давайте запрячем его в далекий монастырь, вы же в другой передаче будете возмущаться, какое право имеет общественная организация ограничивать свободу человека…
М. Королева― Нет, зачем в монастырь. Просто человек идет и занимается чем-то другим.
А. Кураев― Понятно. Но это запрет на профессию, а для этого тоже нужны правовые основания. А не желание секретаря парткома.
М. Королева― Почему правовые основания. В церкви же есть какие-то установления.
А. Кураев― Потому что если мы скажем, что нам с вами не понравился этот поп потому лишите сана, то завтра точно также меня лишат сана, как меня уволили из академии с гениальной формулировкой: за эпатажные высказывания в блогосфере. Точно также это с любым могут сделать. Поэтому хотя мне лично этот священник совсем никак не симпатичен, я против лишения его священства. Я пока не понимаю, как, находясь в рамках церковного права, вынести ему окончательный приговор. Епископ вправе запретить его в служении на какой-то срок. Три года не служи, пребудь в покаянии и так далее.
М. Королева― А часто бывает это в церкви?
А. Кураев― Постоянно. Это ежедневно происходит.
М. Королева― Тем не менее, остается вопрос, что делать людям, которые привыкли ходить в эту церковь к этому священнику. Исповедоваться у него. Просить совета.
А. Кураев― Совершенно верно. И вот здесь оказывается, что все не так просто. Потому что батюшка бывает и такой самый странненький и пьяненький, но может быть, именно поэтому он бывает очень человечный. Может оказаться. Я не знаю этой стороны его жизни. Вы тоже.
М. Королева― Не знаю, и честно говоря, может быть не хотела бы даже знать.
А. Кураев― Несомненно, то, что даже у него в машине три миллиона рублей нашли, это же не заработал он, прямо скажем, где-то тяжелым трудом.
М. Королева― Там много чего было, и пустые бутылки из-под водки. И травматический пистолет.
А. Кураев― Значит, кому-то он нравится. Есть какой-то контингент людей, которым он нравится.
М. Королева― Это без сомнения. Там даже указано, что он является духовником российского борца Федора Емельяненко.
А. Кураев― Вот-вот.+

Жалкое впечатление оставляют эти комментарии Кураева. Все же он -- человек системы (КГБ/РПЦ), хоть и уволенный за штат ("бывших не бывает", как говорят).
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments