danuvius (danuvius) wrote,
danuvius
danuvius

Categories:

Собор 1351: первое заседание

Многие в РПЦ (как и в остальном мировом православии) поднимают паламизм на знамена, но при этом в русском переводе нет ни одного томоса из четырех паламитских Соборов, не говоря уже про многочисленные сочинения паламитов и антипаламитов. Я не знаю ни одного русского ученого (кроме себя, конечно :); правда, не полностью еще освоены сочинения XV в.), который прочитал бы если и не все эти сочинения, даже только изданные, но хотя бы основную их часть. Только недавно в сети появился перевод (не вполне надежный) отрывков из томоса 1351 г., выполненный И. Беем. Основные первоисточники по истории паламитских Соборов также не переведены (еп. Нектарием Яшунским обещан русский перевод Истории Никифора Григоры, но я сомневаюсь и в успешном завершении проекта, и что перевод будет надежным и комментированным). Посему считаю полезным выкладывать (частично) в своем ЖЖ, по мере готовности, текст статьи по Собору 1351 г. Буду рад любой критике, уточнениям и дополнениям.

ПЕРВАЯ СЕССИЯ

Первоисточники: Tom. synod. // PG 151, 721 С — 723 А; Nic. Greg. Hist. XVIII, 6 — XX, 4, 3 // II, 896–977; Theod. Dex. App. 5–7; Ars. Tyr. Tom. Antioch. 232–300.
Состоялось 27 мая в пятницу (Nic. Greg. Hist. XVIII, 8, 1 // II, 905).
Григора в сопровождении своих сторонников пришел к 8 часам утра, но был вынужден прождать до полудня, поскольку император завтракал вместе с паламитами (Nic. Greg. Hist. XVIII, 6, 1–3 // II, 896–898).
Император не позволил антипаламитам сесть рядом с ним, что сразу же показало его нерасположенность к ним (Theod. Dex. App. 5: 7–12; Polemis. 2003. P. XXXII). Посередине зала было положено Евангелие (Nic. Greg. Hist. XVIII, 6, 3: // II, 898; Ars. Tyr. Tom. Antioch. 248). Заседание началось с клятвы императора на Евангелии, призвавшего проклятие Божие на себя и своих детей, если он не окажется беспристрастным (Nic. Greg. Hist. XVIII, 6, 3–4 // II, 898), и цитировавшего при этом Пс. 15, 8 (Theod. Dex. App. 5: 18–22). Затем император призвал присутствовавших помириться при условии, что паламитские догматы не будут затронуты, на что Григора и его сторонники заявили, что мира достичь невозможно, пока не будет истреблена многобожная паламитская ересь (Ars. Tyr. Tom. Antioch. 250–257). Было предложено начать с чтения сочинений Варлаама и Акиндина, специально принесенных в зал заседаний, но антипаламиты заявили, что готовы предать эти книги огню, поскольку собрались здесь из-за ереси Паламы (Ars. Tyr. Tom. Antioch. 264–289). Григора начал свою речь с заявления, что только вселенский собор имеет право обсуждать новые догматы (Nic. Greg. Hist. XIX, 1, 2 // II, 913), а Константинопольский патриарх не имеет права принимать новые догматы без согласия трех других патриархов. Кантакузин согласился с этим мнением (Theod. Dex. App. 6: 10–16), хотя продолжал настаивать в то же время на авторитете томоса 1341 г. Затем со стороны антипаламитов была заявлена жалоба на добавления к исповеданию веры, читаемому поставляемыми во епископы (пример см. в PG. 152. Col. 1297, подробнее в RegCNP, № 2276). По просьбе императора (Nic. Greg. Hist. XIX, 2, 6 // II, 939), к которой присоединились патриарх и члены Собора (PG 151, 722 BC), была начата дискуссия о Фаворском свете. Никифор Григора, среди прочего, обвинил Паламу в иконоборчестве: если тело Господа преобразилось в нетварное божество, то как оно может изображаться на иконах? (Nic. Greg. Hist. XIX, 3, 3–8 // II, 940–945). Длинная речь Григоры была прервана императором (Nic. Greg. Hist. XX, 2, 1 // II, 963). В последовавшей дискуссии Палама изложил свою богословскую позицию о различии божественной сущности и энергий (Nic. Greg. Hist. XX, 2, 5 // II, 967–969) и заявил, что «прибавка» к ставленническому исповеданию веры является развитием учения 6 Вселенского Собора о двух волях во Христе (Nic. Greg. Hist. XX, 2, 6 // II, 969–970; PG 151, 722 B). Григора выступил с ответным опровержением (Nic. Greg. Hist. XX, 3, 3–10 // II, 971–975), но головная боль помешала ему продолжить, и он передал слово своим друзьям (Ibid. XX, 4, 1 // II, 975). Этот диспут Григора не описывает подробно, отсылая к имеющимся воспоминаниям (ὑπομνήματα) последних. Стемнело, в зале были зажжены свечи. Стороны письменно договорились, что на следующем заседании оппоненты свободно изложат свои взгляды, прочитав сначала «главы, извлеченные из паламитской книги» (τὰ τῆς Παλαμήτιδος βίβλου παρεκβληθέντα κεφάλαια: Ars. Tyr. Tom. Antioch. 296–297), а потом опровергнув их; Палама сможет оправдаться позднее (PG 151, 723 А). По мнению И. Мейендорфа, такое решение было выгодно антипаламитам, поскольку за ними признавалось право выступать в роли обвинителей. Григора вернулся к себе поздней ночью победителем, считая, что Палама посрамлен (Nic. Greg. Hist. XX, 4, 4 // II, 978).

= = =
Для сравнения текст И. Мейендорфа здесь.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 40 comments