February 25th, 2021

canis

Еще шажок к цифровому рабству

Я уже писал (?) о соглашении между Сбербанком и ФНС о прямом обмене данными, в результате чего каждый клиент Сбера сможет видеть все свои покупки и чеки, совершенные по карте (и ФНС соответственно). Вот уточнения на данный момент: https://360tv.ru/news/dengi/rossijane-smogut-otsledit-svoi-traty-za-poslednie-3-goda-na-sajte-fns/ Пилотный проект учитывает лишь траты на моб. связь и такси, но понятно, чем обернется этот эксперимент (в личном кабинете Сбера уже несколько лет ведут статистику по всем доступным параметрам).
Покамест около трети всех покупок совершается за наличные, однако введение цифрового рубля сильно повысит процент безнала.
Совершая покупки безналом, вы сами определяете свое будущее. Отказ от постоянного использования банковской карты (только для обналички и минимума необходимых платежей) замедлит планы цифровизаторов.

Корпоративное государство и его действующие лица.

Сегодня в мировой иерархии пост президента транс-национальной корпорации означает намного больше, чем пост президента (или премьер-министра) скромной европейской страны. А член Совета директоров в Корпорации – намного выше любого министра. Почему? Во-первых, выгодней по деньгам, во-вторых, не на виду, потому меньше ответственности и критики, в третьих, престижней (тусовка, совмещения и другие выгодные продолжения)…

О чем речь? Представьте себе «скромную» швейцарскую компанию, к примеру, Нестле. Ей принадлежат такие торговые марки, как Л’Ореаль, Нескафе, Магги, она производит молочку, шоколад, мороженое и замороженные продукты, фруктовые соки… В ее истории было всякое, сомнительное сотрудничество с нацистами, потом с Красным крестом, многочисленные иски и суды… Однако Нестле – это более 300 тысяч сотрудников, активы 300 млрд.евро, оборот 100 млрд и прибыль 10 млрд.евро.
Collapse )