February 11th, 2017

canis

Новый Петерс? (1)

Несколько лет назад у нас уже появился свой «Митрофанушка» — «новый Бенешевич», как его окрестили в рецензии в ЖМП. Nomen est odiosum.
Теперь таковой «русский Ньютон», как оказывается, появился в издании уже не латинских, а сирийских текстов.
Но все по порядку.
В четверг, 9 февраля 2017 г., накануне дня памяти свв. Ефрема и Исаака Сириных, состоялась презентация книги А. В. Муравьева с переводом первых шести мемр. Я мог бы подробно прокомментировать многие моменты нескольких речей А. В. Муравьева, но не имею на то никакого желания. Отмечу лишь некоторые вещи, меня особенно впечатлившие.

Collapse )
Заодно я пользуюсь случаем вынести здесь благодарность о. А. Полховскому за его бескорыстную помощь в издании Макария. Он, получив уже вышедшую в 2014 г. к симпозиуму в Финляндии в электронном варианте (на CD диске) книгу, прочитал первые 3 слова и нашел там несколько неточностей и пропусков в русском переводе. Эта помощь — даже на столь небольшом материале — оказалась куда более полезной, чем «вычитка», проведенная Поспеловым (о ней я еще скажу здесь, а о роли Поспелова — еще и позже в иных постингах, не связанных с Муравьевым), в результате которой я во всем томе исправил лишь несколько мест. К сожалению, я смог внести в 2015 г. перед печатью лишь компенсаторную правку о. А. П. и не имел возможности поблагодарить о. А. П., что и делаю здесь с великим удовольствием.
(Продолжение следует.)
canis

Новый Петерс? (2)

3. «Выше Петерса!»
И вот, с такими величайшими трудами, привлекши множество самых разных людей, Муравьев осилил, наконец, простое переиздание текста Беджана с опущением огласовок. (Про качество перевода пока еще рано судить до отзыва специалистов, но уже заранее видно по заявлениям Муравьева, что это чисто технический, даже «технологический» перевод, не претендующий на стилистические красоты, наподобие «инструкции для пылесоса», см. 7 мин. и 51: 33, с чем мы заранее и поздравляем читателей, избавленных ныне от ненужной литературной пыли.) И как подается это самое заурядное в мировой (но, конечно, не в российской) книгоиздательской практике событие — перенабор уже изданного текста без привлечения новых рукописей?
Оказывается, еще в студенческую бытность (правда, потом, см. 1:04:00, Муравьев называет сию прекрасную пору «детством»), заходя в книжные магазины Парижа, Мирмекий заимел мечту — «сделать как у Петерса». И вот, наконец, только сейчас (а не тогда, когда Муравьев вместе с ван Эсбруком издавал повесть о Юлиане Отступнике) эта «детская мечта» исполнилась: «эта [перевод Исаака Сирина] книга задает вообще очень высокую планку». Сказано самим Муравьевым в контексте изданий Петерса (1:00:30), когда переводчик предлагает своему критику-«пролетарию» подняться до его уровня, муравьевского, а не предлагать нашему великому ученому опускаться до уровня кухарок.
Ну и напоследок эта «тема Петерса» возобновляется клоуном во языцех диаконом В. Василиком, аж специально приехавшим из Питера на презентацию. Сей диакон весьма озабочен тем, чтобы защитить в качестве докторской диссертации недавно изданную им книгу. Он в настоящий момент активно ищет людей, которые написали бы положительный отзыв на автореферат. Это все давно прекрасно известно в наших научных кругах, да и сам Василик не скрывает своих намерений, даже и на презентации. Он откровенно вылизывает Мирмекию одно место — простите, но иных выражений для описания сего фарса я не могу найти в великом русском языке (кроме еще более сильных слов). В лице-де Муравьева мы имеем не только достойного ученика ван Эсбрука (впрочем, на сие родословие претендует и В. М. Лурье), но тут «своего рода Пушкин встретился с Серафимом Саровским» (1:13:45 и далее)! А о книге Василик заявляет: «Издание не только на уровне Петерса, но и выше Петерса!» То есть сия книжица с переизданием всего лишь незначительной части первого собрания Исаака Сирина, с русским переводом текста, многажды переведенного на европейские языки, — куда выше (уж не с высоты ли Эйфелевой башни?) книг в серии CSCO! Стоит при этом посмотреть на лоснящийся и самодовольно-влюбленный вид Мирмекия! Как он просто упивается сими «комплиментами», вместо того чтобы резко одернуть завравшегося лизоблюда и вырвать, словно огненными клещами, его бессовестный язык, а то и сердце!

(Последнюю часть отзыва о презентации я посвящу отдельным заметкам ad hoc.)
canis

Новый Петерс? (3) Membra disjecta, 1. Шленов ли «пролетарий»?

Вся «покаянная» часть презентации была выстроена как косвенная (и, надо сказать, совершенно неубедительная и слабая) полемика с «пролетарием». Как оказалось (я и сам узнал об этом только что), за всем этим стоит целая история.
Сначала «пролетарий» написал все в личном письме Муравьеву, но тот послал его куда подальше. После этого «пролетарий» был вынужден выставить свои вопросы публично в инете. Но поскольку на эти записи сослался я (по наводке Эрайгниса!), Муравьев решил, что за «пролетарием» скрывается Шленов. Видимо, думал Муравьев, зная о моей дружбе с о. Дионисием и помня о своей недавней стычке с о. Д. на конференции, таким образом Шленов решил «напакостить» Мирмекию. И после моих записей в ЖЖ «пролетарий» был вообще забанен в ФБ Муравьева (еще до презентации) с ремаркой: "Шлёнов, иди в свою фофудью!"
Так вот, уверяю Тебя, Алексей, что «пролетарий» — вполне реальное лицо. Я догадался об этом сразу же по стилю, который мне напомнил один из лучших комментариев к моему диспуту с о. Г. Максимовым. «Пролетарий» точно так же написал мне сначала письмо, я ответил на него, а потом я решил выставить отзыв в инете, чтобы он не затерялся и не пропал. Поэтому Ты имел все шансы все тихо-мирно «разрулить», просто ответив на письмо. Но это, конечно же, ниже Твоего достоинства!
Поясняю Тебе и заинтересованной публике, что «пролетарий» никоим образом не Шленов. Это человек из нашей российской глубинки, который хотя и имеет высшее образование (преподавал историю в школе, насколько припоминаю), но работает грузчиком, дворником и т. п. Кстати, вполне в духе последних совковых времен! Для себя лично, по религиозным причинам, интересуется и научными проблемами, ибо для него это момент жизненный, а не кабинетно-теоретический. Это Твое право, Алексей, снисходительно-свысока презирать таких людей — именно в таком камертоне звучало и явно, и прикровенно Твое отношение к нему. Ты упомянул на презентации Шленова, полагая, что он и есть «пролетарий». Низко же и подло Ты думаешь об о. Дионисии -- одном из самых благородных людей в нашей Церкви, что я знаю, -- что он мог "мстить" Тебе (вернее, продолжать "разборки") под ником!
Я же лично очень рад, что в России есть такие «простецы». Ради них прежде всего — а не ради людей, играющих в науку — только и хочется еще что-то делать в этой целиком прогнившей стране.
canis

Membra disjecta, 2

Теперь поговорим о некоторых этических аспектах издания Муравьева.
1) Обычно принято благодарить всех людей, так или иначе помогавших автору, но при этом делать оговорку: тем не менее, все огрехи в книге на моей ответственности.
Collapse )
В качестве резюме замечу, что только тот, кто формирует свою книгу, тем более без указания соавторов в оглавлении, несет за нее полную ответственность. Включение тех или иных фрагментов без каких-либо оговорок означает, что автор полностью согласен со сказанным его коллегами. Никакие оправдания на стесненность в сроках, тем более что автор оставил свою книгу без присмотра в течение многих лет, не могут служить извинением в отсутствии хотя бы минимального апгрейда. Все претензии к книге после ее выхода в свет должны быть адресованы только автору — не его коллегам и не издательству (если только изд-во не выпустило книгу без окончательного согласования с автором). Да и в целом странно — снабжать книгу развернутым предисловием, скомпилированным из фрагментов разных авторов, до того, как будет переведен с сирийского весь первый том. Вот тогда и настало бы время для обобщений.
canis

Membra disjecta, 3

Ну и, наконец, о моей персоне.
Я с большим интересом смотрел всю запись, ожидая того момента, когда, наконец-то, Муравьев выполнит свое обещание в ФБ, «почему небезызвестный эллинист Алеша Д. так волнуется из-за выхода книги». Тем не менее ответа я нигде не услышал. Я был упомянут лишь один раз вместе со Шленовым и второй — из зала на 1:20:30. Мне будет все равно очень интересно услышать муравьевскую версию. «Зависть» тут никак не прокатит — издать столько книг, сколько выпустил я, Муравьеву на две жизни хватит :) На самом деле причина здесь одна. Я терпеть не могу халтуру (а вся книга, несомненно, является одной большой халтурой; с качеством перевода еще предстоит определиться), но вдвойне ненавижу, когда халтура подается в красивом рекламном фантике. Муравьев начал превращаться, пожалуй, или уже превратился во «второго Десницкого», о чем я уже писал в ЖЖ. Автор думает, что российская невежественная чернь «схавает» все, что ей ни поднесут на изумрудном блюдечке? Ошибаетесь, милый человек. Кстати, сирийский язык стал почему-то (и вопреки всему) в России более-менее популярным, и как это ни странно, уже есть молодая поросль подающих надежды сирологов.
Что же касается второго упоминания обо мне из зала (относительно моего предложения параллельного перевода с сир. и греч. с объяснением расхождений), то Муравьев так и не дал внятного ответа, сославшись на то, что не хочет отнимать лавры у С. С. Соболевского :))) На самом деле, ответ тут простой. И Муравьев, и Пирар побежали впереди паровоза, смешав в своих книгах совершенно разные задачи. Одно дело — издать греч. перевод по греч. рукописям. Другое — наблюдение за точностью греч. перевода. Несомненно, в каких-то случаях желательно привлечение сир. оригинала, когда выбор греч. разночтения затруднен. Но осуществить систематическое сравнение невозможно без предварительного критического издания сирийского текста, тем более когда имеются 2 или даже 3 версии. И в этом была методологическая ошибка Пирара. Что Пирару не удалось в полной мере достичь заявленной цели, прекрасно показал в своей рецензии Г. М. Кессель. Точно так же и Муравьеву следовало ограничиться просто переводом текста Беджана — и все (как это и делали до него западные переводчики)! В противном случае все снова упирается в отсутствие критического издания сирийского текста. И когда Муравьев осознал, пусть и задним числом, все реальные трудности, ему следовало либо отказаться от задач, анонсированных в «рекламных роликах», либо заняться критическим изданием сир. текста. Но на последнее Муравьев никогда не пойдет, ибо не способен и не желает тяжелейшей черновой рудокопной работы. Между тем, для подлинной науки только такие критические издания являются первичным условием для всех дальнейших изысканий, если они желают быть сколько-нибудь ответственными. И на волне сегодняшнего интереса в мире к Исааку (не понимаю, почему не к остальным не менее интересным сирийским мистикам? потому что они не являются православными святыми?) я надеюсь, что такое критическое издание сирийского текста первого собрания не за горами.
Dixi et animam levavi.
canis

Только смерть оппонента способна повлиять на дело министра

+11 февраля в Москве состоится прощание с доктором исторических наук, профессором кафедры истории России XIX века - начала XX века МГУ Николаем Ерофеевым. Он умер 7 февраля на 78-м году жизни вскоре после заседания совета истфака МГУ, на котором голосовал против отказа рассматривать диссертацию министра культуры. Тогда совет отказался оценивать работу министра, а 10 февраля изменил свое решение.+

Подробнее: https://www.newsru.com/russia/11feb2017/erofeev.html