October 26th, 2016

canis

Т. Сидаш о Юлиане Отступнике

+Юлиан грандиозен и как политик, и как мистик, и как персона нравственная. Это единственный после Константина византийский император, который стремился проводить в жизнь Миланский Эдикт, т. е. закон о свободе совести... Юлиан был привержен и духу, и букве древнего благочестия, это был своего рода старообрядец от эллинизма... Юлиан был человеком образцовой личной нравственности: «император обладал нравственным совершенством», — говорит крайне скупой не только на похвалы, но и на «прилагательные» вообще, предпочитавший существительные и глаголы, Аммиан Марцеллин... Имперское человечество связало-таки свои религиозные чаяния с христианством и спустя лет двадцать (ко временам Второго Миланского Эдикта) после смерти Юлиана создало религиозно-полицейское государство нового, невиданного ранее в Европе типа. И этот последний Человек, и его религиозная ошибка, и то, что случилось после него, все это огромно и безутешно, как зимнее море. Хочется забиться в уютную норку и слушать сказки и тихие песни. Тяжело далась эта книга и потому, что она в себе такова, как я описал выше, и потому что вся громада христианской цивилизации, христианского эгрегора ощутимо противилась выходу ее в свет, разрушению огромной неправды, которую нагромоздили вокруг этого святого образа за полторы тысячи лет его ненавистники...
Что касается моих текстов в этой книге: это мое прощание с историей, историческим, христианством, язычеством, иудейством, парсизмом и всем, всем, всем. Историческая религия, как источник истины, для меня более не существует.+
(отсюда)
Что ж, еще один разочаровавшийся. Интересно, каково качество переводов -- как обычно у Сидаша, с европейских языков (часть уже публиковалась ранее)? Хотя там целая компания собралась переводчиков.