September 21st, 2016

canis

Мнение о диспуте монаха Диодора (Ларионова)

http://mondios.livejournal.com/82796.html
Очень оригинально, написано даже не без литературного таланта. Кусочек:

+В конечном итоге может возникнуть вопрос ко мне: существует ли consensus patrum, как учит о. Георгий, или это фикция, как учит А. Г. Дунаев? Мой ответ будет таким: формально прав о. Георгий Максимов, но по существу прав А. Г. Дунаев. Позиция о. Георгия уничтожает принцип, за который борется, а позиция А. Г. даёт жизнь принципу, который отрицает. По существу, принцип consensus patrum, конечно, вытекает из существа Церкви как собранного воедино стада верных, следующих Христу. Учение Христа едино, но может выражаться и интерпретироваться по-разному, в силу различия менталитетов, языка, образования, культуры и способности понимания. Выискивание формального consensus patrum (если не принимать во внимание явные вероучительные формулы, специально написанные для тупых и особо тупых) обречено на провал — в силу различия менталитетов, языка, образования, культуры и способности понимания. Подлинный консенсус всегда и неизменно определяется только самой Церковью+.

Вторая часть абзаца во многом отражает нынешнее понимание в ученых кругах влияния языка, культуры, традиций и проч. на отеческое учение. Примерно о том же писал и митр. Иларион (Алфеев), и многие другие.

Я бы сказал, что consensus patrum -- это искомое (а не только и даже не столько уже найденное раз и навсегда, всюду, всеми), которое Церковь должна каждый раз обретать заново, мучительно и родовыми муками, ибо Истина не дается иначе, и выражать эту Истину в согласии с новым языком и новой реальностью, чтобы спасать все новых и новых людей. Даже если это изначально купленный дорогой ценой алмаз, то дело его постепенной и причудливой огранки весьма длительное, когда место каждой грани не известно заранее согласно строгой изначальной схеме, но ищется с большим трудом. Полагать, что вера как совокупность догматов -- это готовый бриллиант, упавший с неба, полностью видимый лишь святыми, который надо только хранить, но не трудиться над ним, и при необходимости показывать ту или иную грань, -- это и есть археологический музей, предложенный антихристом для православных у В. Соловьева.

Хороша также концовка записи о. Диодора об "утомленных Солнцем":
+В конце ещё раз скажу о впечатлении от диспута. Мне было приятно, что богословская мысль всё-таки ещё жива в России. Люди, которым всё понятно с самого начала разговора и задолго до его окончания, не интересны — с ними не о чем, в принципе, разговаривать. Так, о. Георгий был скучен и неинтересен. Что взять с утомлённого человека, знающего истину и уставшего от нападок на неё? Вся заслуга богословского оживления, случившегося в последнюю субботу в Доме Лосева, принадлежит А. Г. Дунаеву. В православии есть о чём подумать, есть о чём говорить, кроме церковной политики. Богословие существует.+

P. S. Я бы еще выразил свое понимание ситуации через такой образ. Нынче к догматам относятся как какой-то засохшей мумии, совершенно неактуальной и устаревшей, даже вредной соблазнами и расколами. Как вдохнуть в нее жизнь? Возможно, вопросами и сомнениями, которые пробудят ее к жизни? Пусть это сочтут деконструкцией, но без нее не будет и конструкции. Если я сомневаюсь в точности выражения паламитских догматов или в понятии о consensus patrum, а А. И. Осипов и многие другие в "пресуществлении" -- то не является ли это хорошим поводом снова ввести богословие в центр церковной жизни, понять, как справедливо пишет о. Диодор, что слово о Боге, а не церковная политика (хотя она себя, конечно, никогда в обиду не даст в силу человеческих страстей) должно быть главной заботой Церкви. Без богословия нет и никогда не будет полноценной церковной жизни, ибо богословие -- это саморефлексия Церкви, ее мозг, "ум Христов".
canis

Святой Полемон?

Вот еще яркий пример внеконтекстуального цитирования святых отцов отцами 7 ВС.
Святой Григорий Богослов писал об изображении язычника Полемона на дверях дома некоего юноши -- а процитировано, словно речь идет об иконе святого.
Так что, внесем в святцы? Вон, уже и материал для канонизации готов: о нем как о _святом_ Полемоне пишут Макарий (Булгаков) в Догматике, Сильвестр (Малеванский) в "Опыте православного догматического богословия", наш церковный историк А. П. Лебедев в истории ВС, А. П. Голубцов в Чтениях по литургике... Вот что значит слепо довериться отцам Вселенского Собора и не проверить первоисточник -- обще- и легкодоступное [обратите внимание на сноски!] творение величайшего Отца Церкви!!!
Это мне напоминает казус из нынешнего проекта Катехизиса РПЦ, когда в качестве авторитетного православного свидетельства привели (вслед за Малиновским) цитату из иконоборческого собора в Иерии, который отцы 7 ВС как раз опровергают :)
canis

Митр. Иларион (Алфеев) о consensus patrum

Доклад "СВЯТООТЕЧЕСКОЕ НАСЛЕДИЕ И СОВРЕМЕННОСТЬ" на Богословской конференции РПЦ 2000 г. См. раздел "consensus patrum".
Некоторые цитаты:
+Как в таком случае понимать так называемый consensus patrum - "согласие Отцов"? Понятие это, заимствованное из западной богословской науки, представляется весьма спорным. Одни понимают consensus patrum как некую "сумму богословия", созданную в результате отсечения у каждого автора всего индивидуального, как некий "общий знаменатель" святоотеческой мысли. Другие считают, что "согласие Отцов" подразумевает их общность в главном при возможных разногласиях по отдельным пунктам. Я придерживаюсь второго мнения. Мне представляется, что многие частные мнения Святых Отцов, будучи плодами духовного поиска богопросвещенных мужей веры, не должны искусственно отсекаться для создания некоей упрощенной схемы или "суммы" богословия... Речь идет о том, что при согласии по существу, возможны между Отцами расхождения в отдельных частных вопросах. И когда мы встречаем у одного из Отцов мысль, противоречащую учению других Отцов, не надо спешить открещиваться от нее как от "частного богословского мнения", находящегося вне "согласия Отцов". Не надо также пытаться, вопреки данным текстологической критики доказывать, что тексты Святого Отца, содержащие данное мнение, являются подложными или что они были испорчены еретиками. Даже если это богословское мнение и было "частным", даже если другие Отцы с ним не соглашались, это еще не означает, что оно автоматически находится вне "консенсуса".
Может возникнуть следующее недоумение: если два Отца Церкви выражают противоположное мнение, то где же искать истину? ... Одна и та же истина может быть по-разному выражена разными Отцами, в разные эпохи, на разных языках, в разных контекстах. Кроме того, у одной и той же истины может быть несколько аспектов, и каждый из аспектов можно либо заострить, подчеркнуть, развить, либо, наоборот, оставить в тени. Истина многогранна, многообразна, диалектична. Истинным, например, является тезис о том, что таинства, совершаемые священником, который получил каноническое поставление от архиерея, действенны и спасительны. Но не менее истинным является и антитезис, согласно которому нравственный облик священника должен соответствовать высоте его сана и совершаемых им таинств. Между этими двумя утверждениями - достаточно широкое пространство для поиска богословского синтеза. Все, что находится внутри этого пространства, входит в consensus patrum; все, что вне его, является ересью. Донатизм, выходящий за рамки "консенсуса", является ересью, а учение преподобного Симеона о "власти вязать и решить", находящееся внутри этих рамок, абсолютно православно, хотя и отличается от мнений, высказанных другими Отцами, жившими в других исторических контекстах, писавшими на других языках, ставившими акцент на других аспектах той же самой истины.+
canis

Святые 318 отцов 1 ВС?

1Conc
(икона отсюда)
Поименный состав и число отцов неизвестно точно (но в сохранившихся списках имени Николая Мирликийского нет :).
Сохранились разные списки, но в рус. пер. они отсутствуют (есть некий усредненный). (См. об этом, н-р, в росписи деяний ВС, составленной А. Г. Бондачем.) Все списки на восточных языках в рус. пер. отсутствуют (некоторые были изданы много позже времени создания рус. пер.). Такова русская церковноисторическая и патрологическая наука!

+Источники называют различную численность участников Собора: ок. 250 (Euseb. Vita Const. III 8), ок. 270 (свт. Евстафий Антиохийский - ap. Theodoret. Hist. eccl. I 8), более 300 (имп. св. Константин - ap. Socr. Schol. Hist. eccl. I 9), более 320 (Sozom. Hist. eccl. I 17). Вошедшее в традицию точное число участников - 318 первым назвал свт. Иларий, еп. Пиктавийский (Hilar. Pict. De synod. 86), и вскоре свт. Василий Великий (Basil. Magn. Ep. 51. 2). Свт. Афанасий Великий неск. раз упоминал о 300 участниках, но в 369 г. назвал число 318 (Athanas. Alex. Ep. ad Afros // PG. 26. Col. 1032). Этому числу сразу приписали символическое значение: таково число воинов - рабов Авраама (Быт 14. 14) и, еще важнее, греч. цифры Т I Н (318) изображают Крест и 2 первые буквы имени Иисус. Т. о., на Соборе присутствовало более 6-й части вселенского епископата+ (отсюда).

Неужто все участники 1 ВС были святыми? Так почему же еще много десятилетий термину "единосущный" так упорно сопротивлялись? Откуда все эти бесчисленные партии омиев, аномеев и проч.?
+Арианская партия на Соборе была немногочисленна - не более 20 епископов. Едва ли не меньше было просвещенных, с ясным догматическим сознанием, защитников Православия, таких как свт. Александр Александрийский, свт. Осий Кордубский, свт. Евстафий Антиохийский, Макарий I, еп. Иерусалимский. Нет оснований считать сторонником Ария Евсевия, еп. Кесарийского. Будучи оригенистом, в своем умеренном субординационизме он не доходил до признания Сына Божия творением. Для единомышленников Кесарийского предстоятеля, составлявших 3-ю влиятельную группу, было характерно стремление сохранить традиц. формулировки, почерпнутые из Свящ. Писания. Вопрос заключался в том, за кем пойдет большинство Собора+ (там же).
Итак, Евсевий Кесарийский, коего последующие ВС явно причисляют к сторонникам ариан и еретикам, и его последователи -- тоже во святых?

Та же "методология мифологизации" ("иконы ВС") расширена и на все ВС. В православном богослужении есть дни памяти святых отцов ВС (со службами или без оных). Но при этом очень полезно вспомнить, как вчерашние монофелиты или иконоборцы, коих было большинство на Соборах, вдруг внезапно и "бескорыстно" раскаивались и просвещались -- на самом же деле, чтобы не потерять кафедры, которые им предусмотрительно сохраняли при условии покаяния (лишь немногие имели мужество честно отстаивать свои взгляды -- ведь сегодняшний православный Собор завтра мог снова оказаться разбойничьим!). Для торжества же паламизма срочно перед Собором снимались с кафедр противники свт. Григория и назначались вчерашние торговцы, зато придерживавшиеся генеральной линии партии.

Знание церковной истории освобождает от "церковных" мифов, которых в "предании" накопилась тьма-тмущая. Где же православные Гераклы, новые великие богословы и церковные историки наподобие Болотова, которые очистили бы Свет Христов и подлинного Предания от мутного посредства всех этих авгиев конюшен троеручиц и людей с песьими головами, заушений Николая Чудотворца и прочей мифологии и полемических штампов, накопившихся в народном сознании за века невежества? Где православные болландисты или хотя бы переводчики и популяризаторы их многовековых трудов? Где новые, компетентные и честные, переводчики святых отцов? Доколе их место будут занимать всякие "сысоевцы", "окопавшиеся" не где-нибудь, а именно в отделах катехизации и миссионерства? Вопрос, боюсь, риторический...
canis

О Поместных Соборах

Уважаемый mondios спрашивает, почему я игнорирую Поместные Соборы?
Вот одна из причин.
Поместных Соборов в древней Церкви всего лишь за 2-3 века были сотни, если не тысячи. Вот примерный подсчет: Ramsay MacMullen, Voting About God in Early Church Councils (New Haven and London: Yale University Press, 2006), p. 2 ss. А всего за всю историю? Десятки тысяч? А что было бы, если бы от всех дошли акты? Но и уже имеющихся у Манси -- более чем достаточно, не знаю, кто прочел их все.

Вон, попытались в ПЭ методологически разобраться, как же строить статью "КНП Соборы"? Как всегда, методология -- самый швах. Перечислять все -- там сотни. Выбирать самые важные? А по каким принципам? В итоге написали, насколько хватило сил и авторов. Даже, насколько понимаю, всего Манси не расписали.

Нам бы сначала со ВС разобраться. Попытался ПСТГУ (М. В. Грацианский даже перевел кое-какие соч. свт. Кирилла Алекс., отсутствующие в рус. пер. КазДА), отчитались за грант -- и на этом все закончилось. Пшик, ни одной публикации по существу. А необходимую в первую очередь роспись ДВС делает один А. Г. Бондач -- "за так", по собственному энтузиазму, ибо наша Церковь нищая и грантов на церковную науку не дает (кроме весьма ограниченной премии митр. Макария, и то совместно с Москвой, и то постфактум).

Я уж не говорю о рус. пер. Ферраро-Флорентийского Собора -- акты, важнейшие для дальнейшей полемики с РКЦ.

Зато ВС (как их переводили, мы видим даже по ненаучному, без разночтений, переводу Фирсова!) -- это наши "киты", это бесспорные авторитетные тексты, которых мы, по сути, не знаем, ибо не читаем в подлинниках, не читаем контекстуально, не читаем критически (не зная полностью доводов оппонентов -- да и узнать их нелегко, ибо сожжены большей частью). По бессмертным словам Кураева, "поцеловали и положили на полочку". Как иконы, на которые можно только молиться...
canis

О Поместных Соборах (2)

Поместные Соборы не могут приниматься в качестве бесспорно авторитетных не только из-за их огромного количества, но и потому, что последующие Вселенские Соборы могут отменять (явно или скрыто) их постановления. Приведу конкретный пример.

Я сказал на диспуте, что апелляция о. Г. М. к малому количеству ранних текстов неосновательна, ибо до нас дошли прямые свидетельства древних авторов о недопустимости иконопочитания (все эти свидетельства были замолчаны отцами 7 ВС; многие такие тексты, как н-р последние книги Оригена "Против Цельса", до сих пор не переведены на рус.). Но я не упомянул о таком известном "камне преткновения", как 36 правило Эльвирского собора. Это правило, гласящее: +Решено, что живописи в церквах не должно быть и чтобы не изображалось на стенах то, что служит предметом почитания или обожания [пер. последнего слова условный, это то, что для 7 ВС = латрейе]+ (Placuit picturas in ecclesias esse non debere, nequod colitur aut adoratur in parietibus depingatur), -- как только не пытались перетолковать православные авторы!
То неправильно переводили, то выдвигали всякие неубедительные гипотезы (Л. Успенский)...
Лишь А. П. Голубцов (цитата здесь, "не нашло себе удовлетворительного разъяснения..." и далее до прямого признания существования еще в ранней Церкви иконоборчества) и А. В. Карташев (+Это постановление против икон пытались истолковать в смысле предохранения икон то от кощунств гонителей христианства и разрушителей храмов, то от карикатуристов и насмешников из иудеев и язычников. Но ведь мотив канона совсем не тот, а явно иконоборческий. Поэтому теперь принято объяснять это постановление прямой борьбой с ложным иконопоклонением, т.е. с языческими крайностями, вторжения которых в христианскую среду испугались отцы собора. Следовательно, уже с самого начала была чисто внутренняя и церковная дисциплинарная борьба с иконопоклонением.+) честно понимали этот канон.

Кстати, у многих срвек схоластов (поиск я вел по CLCLT-5) встречается ссылка на этот канон Эльвирского Собора несмотря на противоположное решение позднейшего 7 ВС.

Остается добавить, что одним из протагонистов Эльвирского Собора был тот самый Осий Кордубский, коего прочат в претенденты на председательствование на 1 ВС, один из столпов Православия и авторов Никейского Символа веры!