August 3rd, 2016

canis

К моему докладу об истории Иисусовой молитвы

В докладе я особо подчеркивал огромное значение и необходимость публикации послания Иоанна Пустынника (до сего времени был доступен лишь рус. пер. А. В. Муравьева в Символе 52, 2007 по фотокопии рукописи, с небольшими лакунами). Теперь, слава Богу, послание издано стараниями В. Депре с приложением исследования А. Риго:
V. Desprez & A. Rigo. L’Exposition de la règle de Jean l’ermite et sa fortune sous le nom de Jean Chrysostome aux 11e-13e siècles // MANUSCRIPTA GRAECA ET ORIENTALIA. Mélanges monastiques et patristiques en l’honneur de Paul Géhin / Ed. par ANDRÉ BINGGELI, ANNE BOUD’HORS et MATTHIEU CASSIN. LEUVEN – PARIS – BRISTOL, CT, 2016. (Bibliothèque de Byzantion. 12). P. 283-336.
Следует заметить, что все части "Изложения правила", которые отсутствуют в "Послании к игумену", выделены Депре номерами глав с дополнительными буквами (в целом нумерация соч. Иоанна весьма разумно сделана параллельной с изданием Николопулоса; в переводе Муравьева иная нумерация, а расхождения с Николопулосом оговорены несистематически).
На с. 322-323 имеется наглядное сопоставление между Иоанном Отшельником и Пс.-Златоустом, из чего следует, что развернутые пассажи с цитатой из молитвы Иисусовой были добавлены в Послание позже, у Иоанна их нет (или только краткие наметки/намеки). Псевдозлатоустово сочинение Риго датирует на основании самой ранней дошедшей рукописи второй половиной 11 века (с. 324). Он же приводит (с. 325) и отрывки из неизданных Пандектов Никона Черногорца (я использовал слав. перевод), где есть отрывки из Псевдозлатоуста и из повести об авве Филимоне. Риго приводит (с. 334) и аналогичный отрывок из неизд. флорилегия Марка монаха (моя статья о нем для ПЭ ушла в печать).

Таким образом, при восстановлении истории точной формулы Иисусовой молитвы приходится отказаться от более ранней датировки (сочинение Иоанна Пустынника) и остаться с "Письмом к игумену" как самым ранним этапом фиксации формулы.
canis

Самые мои нелюбимые святые

Наверное, их было бы великое множество, если бы не мое невежество в церковной истории. (Я исключаю здесь чистых "церковных политиков" вроде Константина или Владимира.) И все же назову хотя бы некоторых среди богословов разных периодов:

1) Кирилл Александрийский. Сволочь та еще в церковной политике. К тому же хреновый богослов. Целиком согласен с письмом Феодорита по поводу его кончины. [P. S. О подложности письма см. http://ereignis.livejournal.com/34768.html, однако это письмо независимо от подлинности превосходно передает атмосферу "братской любви" обоих святых.]

2) Фотий. Образованный, конечно, но все же не глубокий богослов. Его чисто логические спекуляции насчет Филиокве много повредили (правда, большей частью уже после раскола) церковному единству. Сервилизм и политиканство -- до крайности.

3) Григорий Палама. Его методы полемики и уничтожения оппонентов -- просто церковная классика. Ну и богословие -- верх убогости, которую не смогли скрасить все старания и подлоги самого Григория и Филофея.