June 7th, 2016

canis

Из интервью митр. Илариона (Алфеева)

+На нем не будут вообще обсуждаться вероучительные вопросы, потому что все древние ереси осуждены, а что касается новых ересей — мы знаем, где они, какие они+ (http://www.patriarchia.ru/db/text/4490247.html)
Вот те на... Если не опечатка -- забавно. Если читать "не знаем" -- не менее забавно: может, уважаемому митрополиту и нашему главному богослову помочь? Или он забыл, в частности, о своей книге по имяславию?

+Святейший Патриарх Кирилл не просто предложил, а настоял [опубликовать проекты Собора]. И это правильно, поскольку критику проектов мы собираем сейчас, что гораздо лучше, чем если бы мы получили ее потом. Приехали бы, подписали что-то, а потом наш епископат или наш народ что-то не устроило бы, и они начали б критиковать Собор+.
А почему такой позиции не придерживается наше священноначалие с проектом Катехизиса, ограничив критику избранной частью членов РПЦ? Чтобы потом получить критику по полной программе?

Вообще можно долго комментировать это интервью, например, по вопросу брака (ср. здесь), об уже прозвучавшей в адрес Собора критике... Но sapienti sat.
canis

К истории "русского папизма"

Прекрасно известно, что в международной практике современных православных Церквей за русским патриархом признается титулование не "святейшим" (как и "вселенский", это прилагательное зарезервировано исключительно за КНП патриархом), а всего лишь "блаженнейшим".
КНП считает, что Русская Церковь незаконно присвоила титул "святейший" патриарху. Однако есть прекрасная статья О. Б. Страховой (Официальная титулатура русских патриархов в изданиях Московского Печатного двора (1589-1700 гг.) // Palaeoslavica XV/2 (2007), pp. 117-206), где показано, что русские все же имели некоторые оправдания/основания в именовании своего патриарха "святейшим". Но самый любопытный момент в этой статье все же иной: "святейшим" стали называть (в послесловии к Псалтири 1567 г.) московского митрополита аж за 22 года до учреждения патриаршества в России (см. ук. статью, с. 131 и 137)! Именование же Иова "патриархом Нового Рима" еще до официального подтверждения своего поставления от восточных патриархов стало "узурпацией титула вселенского патриарха" (с. 139).
Так что взгляд КНП патриарха имеет определенные основания. "Святейший" или всего лишь навсего "блаженнейший" -- ключевой термин-символ. И в самом деле, после "отпадения" Римского Папы кто занимает его место, где теперь Новый Рим? А ведь "Православный Папа" обязательно должен быть (вопреки "официальному богословию"), поскольку иного экклезиологического варианта православное богословие и, главное, практика не выработали (и, уверен, не выработают). Без Папы -- полный хаос. И нынешняя история с Собором (ожидается, что новый экстренный Синод РПЦ, наконец, даст ответ, будет ли РПЦ участвовать в фарсе или трагикомедии) -- этому лишнее подтверждение.