December 9th, 2015

canis

Происхождение техники Иисусовой молитвы

Готовлюсь к лекции по истории Иисусовой молитвы. Проанализировав научную литературу (вкл. новейшую) и тексты (один мой друг выполнил или сверил переводы главных репрезентативных текстов с перс., араб. и санскрита), убедился, что все сомнения Каллиста Уэра насчет влияния йоги и суфизма на технику МИ напрасны.
Сначала йога повлияла на одно еретическое христ. течение III-IV вв., от которого и пошла связь молитвы с дыханием. Потом, начиная с 9-10 вв., суфии заимствовали технику у йогов, и развили ее в 12-13 вв. с помощью йогических трактатов, переведенных на персидский и арабский. А уже от них "исихасты" заимствовали свою практику.
После чтения йогических и суфийских трактатов творения типа Пс.-Симеона, да и весь "исихазм", представляются жалкой и смешной пародией, обезьянничанием, причем у "православных" не было и нет никакого психосоматического и богословского оправдания, описания и осмысления приемов, органичных более для йоги (психосоматика) и менее для суфизма (подробно разработанная теория визионерства, хотя и психосоматика тоже на уровне).
А. Бусыгиным обнаружены несохранившиеся, видимо, на греческом важнейшие тексты в дррус переводах и полемика среди византийских исихастов о количестве МИ за один вдох (это эксклюзивный материал, до сих пор не введенный в научный оборот, сообщаю о нем с разрешения А. Бусыгина, готовящего публикацию для БТ).
Совокупность данных показывает, что соединение современной формулы МИ с "Сыне Божий" с психосоматической техникой произошло где-то в конце 13 -- первой трети 14 в. в результате двойного влияния йоги: с 4 в. напрямую как "традиция", впервые четко зафиксированная у Лествичника, и с 13 в. через суфиев. Это вызвало полемику как среди самих исихастов, так и между ними и богомилами и между Варлаамом и Паламой, но после победы паламизма МИ была, так сказать", канонизирована", а весь "компромат" старательно уничтожен (остался только в дррус переводах).
Собственно, исихазм предстает теперь как скопление разных ересей и нехристианских влияний: помимо уже названных, это евагрианство, мессалианство (также в его поздних разновидностях, как в дррус тексте Пс.-Златоуста), имябожие, а также западный эзотеризм и масонство ("Откровенные рассказы странника", возродившие интерес к технике МИ, и вся софиология от прямо одержимого Соловьева через магизм Флоренского и Лосева).
В отсутствие подлинного и детально разработанного православного богословия и аскетики ничего странного в таком выводе я не вижу.
canis

К переводу одного места из видений старца Василиска

Гл. 70. В оригинале: «в сердце соделалось якобы некое тело, показующееся извне темно, внутри же бело или [разночт. "и"] светло красно» (Зосима Верховский. Творения. СТСЛ, 2006. С. 185).
Сестры из Екатеринбурга перевели: "«кажущееся извне темным, а внутри — белым, светлым и прекрасным» (Ключ разумения. М., 2003. С. 291. Они переводили по рукописи, где союз "и").
Мне кажется, что гораздо корректнее перевести "красно" именно как цвет, а не "прекрасно". Соображения за:
1) явные параллели темное // светлое, белое или красное (при союзе "и" оппозиция меньше),
2) в гл. 31 есть прилагательное "прекрасных",
3) в гл. 70 говорится далее о "пламенновидной сладости".
Против: на с. 195 в первоначальном наброске повести о видениях есть выражение «красная века сего». Но этот контраргумент мне кажется слабым.
На самом деле место принципиальное, поскольку исихасты 14 века учили, что красный цвет -- исключительно диавольский и что Фаворский свет может быть только светлым (белоснежным).
Вообще житие и видения старца Василиска не изучены так, как они того заслуживали бы. От его дерганий типа родимчика -- уже один шаг до суфийских танцев.