September 13th, 2015

canis

Откуда у прот. А. Меня ноги росли?

В дополнение к вот этой дискуссии приведу несколько цитат из статьи А. Занемонца, очень плохого ученого, эмигрировавшего в Израиль и принимавшего участие в издании книги "Христианство, иудаизм и ислам: Верность и открытость" (мать его была прихожанкой Меня):

+«Кто из богословов и писателей оказал на Вас наибольшее влияние? – спрашивали Меня в одном интервью. – На первом месте я должен назвать Владимира Соловьева. Хотя многие его воззрения я не разделял, но он был моим настоящим учителем. А уже после него я изучал труды представителей русской религиозной философии. Бердяеву, Флоренскому, Булгакову, Франку, Лосскому и другим я очень многим обязан. Из западных философов в начале моих занятий наибольшее влияние на меня оказали европейские философы докантовского периода, а также Бергсон и Кристофер Доусон. Впоследствии, познакомившись с трудами Тейяра де Шардена, я обнаружил в его идеях много для меня близкого. Среди отцов Церкви излюбленными остаются Апологеты, Климент Александрийский и Григорий Богослов».
<...>

В текстах и в пастырстве отца Александра довольно четко намечен отказ от значительной части церковного наследия. Воспоминания многих духовных чад говорят о том, что он сам не любил и другим не советовал читать отцов Церкви.+

После этого не возникает вопросов, почему брюссельская "Жизнь с Богом" не издавала святых отцов (кроме самых ранних авторов), печатая вместо них ПСС В. Соловьева -- визионера-оккультиста, делавшего механические записи под бесовские диктовки, как показал в свое время Г. Чулков. Ничего удивительного и в том, что о межрелигиозном диалоге у Меня рассказывает теперь +раввин Зиновий Коган, вице-президент КЕРООР+, равно как и представители католиков и мусульман.

Мне как патрологу больно, что ИМП вместо Отцов Церкви издает труды, бывшие данью своему времени и которые должны были бы пылиться в библиотеках и архивах как безнадежно устаревшие.

Надеюсь, Меня никогда не канонизируют.