February 2nd, 2015

canis

Воспоминания о «Ленинке» (1)

Пожар в ИНИОН в очередной раз заставил меня осознать, насколько появление Интернета, цифровые технологии и необратимые изменения в обществе (падение совдепии) изменили представления молодых поколений о библиотечном мире — по сравнению с тем, что было в эпоху СССР. Я осознаю уже себя частью истории, которой, видимо, подошла пора быть запечатленной в кратких мемуарах.

Часть 1. Запись в «Ленинку»
Из некогда популярного фильма «Москва слезам не верит» мне запомнился лишь один эпизод, когда героиня хвастается тем, что ей удалось записаться в «Ленинку» (не с научными целями, а ради замужества). Но в самом ли деле так было трудно попасть в знаменитую библиотеку?
Формально запись туда разрешена была лицам с высшим образованием, студентам МГУ — лишь с 4 курса (в ИНИОН — на несколько месяцев только дипломникам). Однако был ряд лазеек, которыми я воспользовался, так что РГБ стала моим вторым домом как минимум на 10 лет (со 2 курса МГУ, 1987, и по 1998, далее уже эпизодически вплоть до 2002).
а) Наличие отказа из Научной б-ки МГУ давало возможность получить временный билет в «Ленинку». А таких книг было — пруд пруди.
б) При иных трудностях в получении билета в 4-й зал (не помню точно, каких именно) я пользовался Отделом рукописей (ОР). Поскольку я издавал труды своего дальнего родственника Н. М. Тарабукина и имел отношения от издательства «Искусство», мне был обеспечен доступ в ОР. Там, помимо хорошей подборки книг в открытом доступе, была возможность заказывать книги из основного фонда, даже не имея «основного» читательского билета. Так что порой я использовал читальный зал ОР не по назначению (точнее, совмещал работу с рукописями с чтением книг). Но это не мешало другим читателям — очередей в ОР в ГЗ не было, поскольку основная часть фондов из Дома Пашкова была тогда перемещена на улицу Маркса и Энгельса (сейчас — Староваганьковский пер.) на задворках РГБ (чтобы попасть в то тесное здание, приходилось занимать очередь на улице с раннего утра), а в здании РГБ были «остатки», куда попал и фонд Тарабукина.
Таким образом, попасть в «Ленинку» теми или иными способами при желании и целеустремленности было не так уж и сложно — хотя студент МГУ оказывался тут в несколько привилегированном положении (не знаю, были ли такие преференции у студентов других столичных ВУЗов). Работать там было куда комфортнее, чем в Б-ке МГУ на Моховой — хотя бы благодаря диванам, столовой, нескольким обширным залам, индивидуальным столикам (по 2 места с каждой стороны) (на Моховой были длинные столы, отдельные места имелись только в профессорском зале).
canis

Причины гибели ИНИОН

http://philologist.livejournal.com/7233649.html
http://alexey1789.livejournal.com/50830.html
Сколь бы ни казались мало обоснованными все подобные предположения -- сама идея о неслучайности пожара (как и в БАН) имеет основания, как в контексте борьбы за имущество РАН, так и в плане сражений за коммерческое освоение территорий Москвы, тем более что бассейн перед ИНИОН никак не использовался.
canis

Воспоминания о «Ленинке» (2)

Часть 2. Знакомство со структурой «Ленинки»
а) Каталоги (начало)
Попав, наконец, в заветную «Ленинку», обрадованный читатель рвался к общедоступным каталогам на втором этаже — но только со временем начинал разбираться в их сложной структуре. И лишь немногие доходили до понимания самой сути каталогов.
Работы с ними была не очень удобной. Книги делились на изданные до 1980 и после. Кроме того, для иностранных книг был отдельный каталог РГБ старых изданий и сводный (включая РГБ) — для новых книг во всех библиотеках СССР. Сделано это было как для удобства заказа книг по межбиблиот. абонементу (МБА), так и для того, чтобы не тратить лишний раз валюту по международному абонементу (ММБА). Система была неудобна для читателя тем, что наличие книги хоть в одной б-ке СССР делало невозможным (или очень затруднительным) прямой заказ книги по ММБА из-за рубежа. Но об этом — позже.
Были еще отдельные каталоги книг на редких иностранных языках (на 3 этаже), для русской периодики, для иностранной периодики, свои каталоги в отделах РГБ (микрофильмы, карты, ноты, спецхран...). Есть еще отдельный каталог диссертаций и авторефератов.
Помимо именных каталогов, был еще и тематический (по десятеричной системе), к которому был особый алфавитный ключ по главным темам.
Со временем читатель начинал понимать, что общедоступные каталоги не отражают всех фондов РГБ.
Общедоступные каталоги вычищались самими сотрудниками РГБ (а отнюдь не недобросовестными посетителями, хотя и такое случалось) не один раз. Случайные читатели не должны были случайно наткнуться на относительно «вредные» книги (самые вредные были в «спецхране»). Но чтобы книги не затерялись вовсе, был создан служебный каталог на втором этаже, где была сравнительно полная опись книг, но доступ туда имели только работники РГБ. Правда, и служебный каталог чуточку чистился — видимо, иногда вместе с уничтожением самих книг. Так, я несколько раз имел возможность убедиться, что не все книги МДА, полностью попавшие в РГБ, фигурировали даже в служебном каталоге. Так, были стерты с библиотечной памяти РГБ «юдофобские» книги (по крайней мере, ссылки на них) небезызвестного Ипполита Лютостанского (познакомиться с ними впервые я смог только благодаря Интернету).
Помимо перечисленных каталогов, на 3-м этаже есть еще старый тематический каталог дореволюционных изданий. Он ценен тем, что там а) книги скопом по нужной теме сразу с шифрами, б) много таких книг, карточки которых изъяты из общего каталога, в) учтено много отдельных оттисков журнальных статей.
В общем и целом, правильная работа с каталогами РГБ была целым искусством и довольно муторным делом.
В перестроечные времена общий каталог стали восполнять ксерокопиями с карточек служебного — но я много раз имел возможность убедиться, что делается это не систематически (по халатности или умышленно — не знаю). В последние же годы сделали ставку на перевод каталогов в цифровой формат (новые поступления — только в цифровом виде) и выкладывание его он-лайн. Однако, из-за недостатка средств и сил, не думаю, что весь служебный каталог будет оцифрован в ближайшее время.