September 19th, 2014

canis

Защитникам Паламы

Я не вижу никакой реакции на мое изложение четырех сессий Собора 1351 г. Между тем, у Арсения Тирского сохранился при изложении 4 заседания текст двух глав из 20, извлеченных из сочинений Паламы: одна идентифицируется среди писем Паламы, другая нет (видимо, уничтожена в сочинениях Паламы после Собора). Никто из паламитов не хочет пояснить глубокие мысли и точные богословские выражения, содержащиеся в этих двух главах (Арсений Тирский сохранил и суть ответа Паламы)? Или я чего-то недопонимаю? Может ли столп Православия быть настолько небрежным и неточным?
canis

Почему победил паламизм?

Палама сделал правильную ставку на Кантакузина. Чисто политические причины богословской победы (после временного поражения во время патриаршества Калеки). Но такое бывало и раньше (Разбойничий собор, иконоборчество), потому дело не только и не столько в этом. Губительным был разрыв с Римом. Византия постоянно впадала в самые разные ереси, и порой только Рим спасал критическую ситуацию. А теперь не было сдерживающего и контролирующего начала. Все несогласные были либо подвергнуты репрессиям, либо бежали в Италию. Споры по паламизму (вернее, его богословская рецепция и переосмысление попытками синтеза с томизмом у Феофана Никейского и Схолария) продолжались до самой гибели Византии, но затем паламизм был забыт наглухо и почти напрочь (за редчайшими единичными исключениями). Еще бы: полное невежество Греции и Руси компенсировалось только помощью католического богословия.
Второй раз паламизм был поднят на знамена русской парижской диаспорой, которой хотелось найти богословскую самоидентичность. Отсутствие подлинной науки и богословия в середине прошлого столетия и в Греции, и в России привело к моде на паламизм. Все восторгались и восхищались, но подлинники никто не читал, а переводов было с гулькин нос. Да и думать разучились. Светская наука богословием не интересовалась, а Церковь не поощряет свободомыслие.
Сейчас ситуация изменилась: издано множество текстов (хотя не меньше лежит в рукописях), появилось множество научных работ, но воз и ныне там. Греки слишком заинтересованы, чтобы быть объективными (ученые типа Полемиса или Димитракопулоса -- исключение, они работают в иной научной традиции), а РПЦ -- это динозавр с большим туловищем и очень маленькой головой, причем не желающий изменить пропорции собственного тела, но вожделеющий еще и еще наращивать жировую массу.