December 31st, 2013

canis

Месть Кураеву: persona non grata

Кураев отчислен из преподавательского состава МДА: http://www.mpda.ru/news/text/2027667.html
Такая возможность не исключалась несколькими днями ранее в комментах в его блоге как месть со стороны РПЦ за разоблачение ее "голубого лобби".
Очень интересна формулировка, объясняющая такую беспрецедентную санкцию/санацию, которой не подвергся даже Осипов после признания (de facto) его еретиком со стороны ББК: +Ученый совет постановил отчислить протодиакона Андрея Кураева из преподавательского состава и исключить его из числа профессоров МДА, имея при этом в виду, что звания профессора он был удостоен в другом высшем учебном заведении+.
Господа, но если следовать такой логике (которой я в целом и сам придерживаюсь: быть на полной ставке только в одном учебном заведении без права совмещения), тогда придется уволить значительную часть преподавателей МДА и вообще множества церковных ВУЗов! Ослиные уши торчат дальше некуда. И если Кураев был удостоен звания в другом ВУЗе, то как же он именовался профессором МДА? Он лгал? Или все же было соответствующее решение МДА? А если было, почему это раньше никого не напрягало?
Я, конечно, предвижу вой, писк и стон поклонников и обожательниц Кураича в его блоге. Но, скажем честно вместе с одним из комментаторов его ЖЖ: Кураич непотопляем, ибо знает слишком много (и, вроде, за штатом? :)... И одним-двумя-тремя званиями меньше -- что с того?! Зато ореол праведника, борца и святости... А ходить с сумой он точно не будет...
Мораль сей басни такова: ты можешь быть еретиком хоть трижды, но сор ты выносить не можешь николиже!

P. S. Похоже, по записи самого Кураева, он не был сегодня (пардон: уже вчера) в МДА, ибо ходил в морг, на кладбище и поминки. Феноменальное чутье, однако!
PP. SS. А "казанские голубки" всё порхают, однако! И в митрополии, и в семинарии.
Занавес (без слов).
Пояснения самого Кураева: http://diak-kuraev.livejournal.com/571617.html

Комментарий Козлова: http://www.interfax-religion.ru/?act=news&div=53997
Мнение Чаплина: Кураев "диссонирует с соборным самочувствием Церкви". Какое-то странное самочувствие, не находите?
canis

Флоренский о православном монашеско-оргиастическом культе

Свящ. П.А. Флоренский. Из письма В.В. Розанову от 11 марта 1914 г.
Около Посада есть замечательный скит — Гефсиманский. Круглый год сюда не пускают женщин, и жизнь тут достаточно строгая, если брать общую массу, а не отдельные исключения. Но вот 16–17 августа, в празднования воскресения и вознесения Божией Матери (тут совершается редкий чин отпевания Божией Матери и празднование воскресения, похожий на богослужения Страстной седмицы и Пасхи) в скит пускают женщин. Если день проходит еще сравнительно спокойно, то зато ночью начинается подлинное радение и подлинная оргия. На каждом шагу объятия (и далее), всюду исступление. И это открыто. В скитском саду опасно оставаться женщине без нескольких провожатых; слыхал я, что бывают даже случаи насилия. Впрочем, в этой приподнятой и возбужденной атмосфере нет, вообще говоря, нужды в насилии. А бабы считают чуть не за благодать такие объятия, и, зная все, лезут в скит и чуть не плачут, если почему-либо придется пропустить «в этот год». — Кругом скита горят всюду костры; — где спят, где беседуют, где чайничают. Начальство знает обо всем, но не только не мешает, но и открыто поддерживает радение. И когда некоторые монахи ревнители порядка, пытались было жаловаться Митрополиту, и требовали недопущения женщин в Скит и в эти оргиастические дни и мотивировали свою просьбу указанными выше фактами, то они сами же подверглись выговору и замечанию, что «так было положено при основании скита — нельзя де менять порядки», хотя о происходящих оргиях знают решительно все, и благоразумные люди в эту ночь, совпадающую по времени с Великими Дионисиями Афин, — сидят дома и избегают с вечера показываться в районе Скита.
Между тем именно у монахов этих, оргиастических, но не строго-православного, трезвенного закала, можно подметить гнушение браком, гадливость к браку, брезгливое отношение к женщине. Правда, послушники, а иные тоже монахи, и помимо 16-го августа имеют сношения с женщинами, и даже просто с случайными бабами. Однако этого они избегают и стараются (или так выходит естественно) падать с монахинями. Мне «жаловались» послушники: «Вот искушение... Только выйдешь за ворота в лес (Скит в лесу), — тут уж вертится какая-нибудь монашка; и потащит с собою, а там и лег с нею». Послушники искренно ругают монашек, что впрочем не мешает им падать с «сестрицами». А монашки, как мухи около меда, вертятся именно около Скита с особою жадностью. Например, около Лавры и в Лавре нет ничего подобного. Тут все солидно и без поэзии. У иеромонахов и проч. есть одна-две-три «законных» сожительницы. Им строятся дома, выдается жалование; всякому известно «чья» та или другая особа. Одним словом, этот институт «мамошек» (испорченное «мамашки», т.е. «мамаши», супруги «отцов») признан общественным мнением Посада и почти узаконен Лаврою. В Лавре можно слышать даже о монахах от монахов одобрительные отзывы такого рода: «Он человек скромный — живет с одной» и т.п. А с другой стороны, и для девушки или женщины быть супругою монаха считается долею завидною и, пожалуй, почетною. Вот, например, как-то кухарка Каптеревых , почтенная и отличная женщина, вздумала «выдавать» свою дочь за одного из иеромонахов. Жена Каптерева стала ее останавливать: «Что ты делаешь? Ведь стыдно!». Но кухарка обиделась: «Что Вы, барыня! Ведь он (т.е. будущий «молодой») не кто-нибудь, он ведь иеромонах», т.е., значит, лицо почтенное и с положением. Монашкам тут делать, понятно, нечего, да и скучно возиться с этими солидными и пузатыми отцами семейства, дети которых открывают какие-нибудь лавки или вешают себе на дома вывески с фамилиями вроде «Монахов». Правда, в этих монахах есть и монашеское сознание: они упорно смотрят на свое положение как на какую-то незначащую случайность, как на «просто так» и высказываются о своем превосходстве над мирянами — даже прямо считают себя спасшимися тем самым, что они «безбрачные». Есть у них и презрение к женщине; но это презрение — в значительной мере — мужицкое презрение, а не монашеское, а отчасти — выражение «дурной совести», ибо все же, как ни говори, а чувствуется, что что-то «не так». В Скиту же совсем другое дело. Живут там строго, действительно не по-мирски.
Розанов В. В. Собр. соч. Т. 29. Литературные изгнанники. Кн. 2. М. — СПб., 2010. С. 159-160
(благодарю http://kot-pafnusha.livejournal.com/392327.html?thread=9151367#t9151367 и http://diak-kuraev.livejournal.com/571617.html?thread=154489313#t154489313)
canis

М. С. Иванов поддержал решение МДА

http://web-balancer-main.rian.ru/society/20131231/987512844.html
Зато проговорился, что, якобы, большинство было возмущено. Стало быть, чувства меньшинства все же не были оскорблены?
Специально М. С. Иванов подчеркнул, что не выступал в защиту Кураева.
Может, о. Андрей выложит аудиозапись этого заседания УчСовета, как он ранее выложил стенограмму ректора КазДС?!
Чаплин тоже отметился, заговорив про какое-то "соборное самочувствие Церкви". Видимо, небольшая кучка не самых одаренных и не вполне честных людей уже окончательно отождествила себя с Церковью. ЧСВ просто зашкаливает любые дозиметры.
canis

Снова о тропаре 3 часа

Казалось бы, все сказано и написано о разных вставках в русский текст Литургии, включая и знаменитое филологическое замечание Болотова. Но навскидку не припомню, обращали ли русские литургисты внимание на то обстоятельство, что вставка тропаря 3 часа -- при последовательном осмысленном чтении -- попахивает несторианством? Вот интересный взгляд: http://www.kiev-orthodox.org/site/worship/5004/
P. S. Все же это было давно замечено, хотя и с более мягкой формулировкой: +Получается, что Христос должен сотворить Тело какого-то другого Христа+