May 24th, 2012

canis

Новый перевод Паламы

Оказывается, давно вышел, а я пропустил: Григорий Палама. О божественном единстве и разделении / Пер. Д. В. Бугая // Историко-философский альманах. Вып. 3. М.: [МГУ;] Современные тетради, 2010. С. 379-401.
О Бугае я слышал, когда он еще учился на классике (уже после меня), что великий знаток Платона (ср.: http://new.philos.msu.ru/kaf/izf/staff/bugai_dmitrii_vladimirovich/). По сноскам видно, что он установил кое-какие аллюзии на неоплатоников. Однако этого еще мало, чтобы переводить патристические тексты. Так, неправилен перевод уже самого заглавия, отдающий ересью (я писал об этом в рец. на Яшунского, что надо переводить "различия/различения"). Неоплатонические параллели с Дионисием Ареопагитом просто бессмысленны: это очевидные вещи, к Паламе не относящиеся. Некоторые сноски некорректны. Так, на с. 380, сноска 5, утверждается, что henwseis в Plur. встречается только у Прокла и Дамаския (приводится по одному месту), тогда как достаточно заглянуть даже в старый TLG, чтобы увидеть, что слово (в данной форме) встречается у многих авторов по много раз - в т. ч. и у Пс.-Григория Нисского, Максима Исповедника и Иоанна Дамаскина.
Сам перевод недосуг сличать с подлинником. Можно надеяться, что он не так плох. Кто захочет сличить и вынести вердикт, тому могу выслать перевод.

P. S. http://danuvius.livejournal.com/179682.html
canis

Роднянская о Хоружем

http://magazines.russ.ru/continent/2008/138/ro21.html (статья переиздана в 2011 г. здесь: http://www.bogoslov.ru/text/2598568/index.html )

В попытке скрестить «"православный энергетизм" с современными воззрения­ми квантовой физики» давно дисквалифицировавшийся "физик" Хоружий не одинок: подобными вещами применительно к агиографии занимается нынче В. М. Лурье (см. об этом в рец. А. Ю. Виноградова в БТ 43-44).

Несмотря на "птичий язык" и разную бредятину (типа превозношения еретических статей Булгакова о Евхаристии) Роднянская права в том, что ухватила самый нерв умствований Хоружего -- "деэссеницализацию" (об этом я писал в рец. на "исихастский" "Символ"). Роднянская нащупывает самую уязвимую сторону "творчества" Хоружего. Сопоставим цитаты:
+Хоружий неоднократно подчеркивает, что богословие — это интерсубъективная рефлексия над свидетельствами опыта, что это, так сказать, опытное знание. Причем в надежде эксплицировать и офилософить это знание он обращается к наиболее радикальному, предельному, как он сам говорит, опыту исихазма — к уединенному молитвенному подвигу подвижников-безмолвников, ведущему через много ступеней «практики себя» к соединению с Божественными энергиями, обожению (теозису).+
+ибо его сочинения, независимо от его личной духовной и социально-церковной практики, о коей не домогаюсь ничего знать и не смею судить, относятся именно к области культурного творчества+
Именно так: если Хоружий подчеркивает первичность опыта для богословия, позиционируя себя самого как якобы православного богослова, который ничтоже сумнящеся делает то, чего не смогло сделать до сих пор это самое богословие, позволительно спросить: а каков же этот "личный опыт Богообщения" у самого Хоружего?! Роднянская очевидно избегает свести вопрос к ad hominem, хотя такая постановка именно здесь вполне законна. Между тем известные факты биографии Хоружего сразу же позволяют сказать, что "философ" столь же далек от исихастского опыта (и от Церкви и ее таинств), сколь далека Земля от Солнца. И поэтому отнюдь не случайно то пренебрежение сакраментальной и экклезиологической составляющей богословия, что наблюдается у Хоружего (тут Роднянская абсолютно права), и возвеличивание собственного "эго" -- естественно, под фиговыми листочками "православного персонализма" с его "уникальным опытом" деэссенциализации...