May 7th, 2012

canis

К реабилитации Владимира Соловьева

Можно сказать, моя коллега (ибо некогда -- сотрудница ИМП) Ольга Щелокова обрушилась не так давно с гневной тирадой против известного журналиста Владимира Соловьева: http://regenta.livejournal.com/627522.html Якобы тот все напутал с сестрами Святейшего. Что же было сказано в интервью на самом деле (http://www.echomsk.spb.ru/blogs/treli/5272.php?commentId=15478)?
1) Родная сестра у Святейшего есть -- инженер (правда, здесь: http://www.portal-credo.ru/site/?act=monitor&id=15059 об этом не упоминается), директор православной гимназии, с 1 янв. 2011 г. -- проректор СПбДА по культуре и зав. регентским отделением той же академии (http://ruskline.ru/news_rl/2011/01/05/prorektorom_sanktpeterburgskoj_duhovnoj_akademii_po_kulture_naznachena_sestra_patriarha_kirilla/) Елена Михайловна (http://orthodox-newspaper.ru/numbers/at48514). Именно о ней говорит Соловьев как о "сестре". Родной брат Святейшего подвизается (вернее, подвизался до недавнего времени) там же, в СПбДА. Местоимение "они" -- явный lapsus calami/linguae/memoriae. А может, pluralis majestatis или ethicus.
2) А вот с прочими сестрами Святейшего у Соловьева в самом деле путаница. Сначала говорится: "три двоюродные сестры". Потом: "Они все воспитывались вместе, хорошая патриархальная семья, где родные, двоюродные, троюродные братья и сестры воспитывались как единый род". И наконец: "А главное то, что зачем-то пытаются неуважительно, с какими-то странными намёками, говорить о его сёстрах, троюродных сёстрах, повторю ещё раз".
Отбросим сразу гипотезу о неадекватности Соловьева. Самое разумное объяснение: он запутался в сложных родственных отношениях многочисленной семьи Гундяевых и просто-напросто перепутал!
В защиту Соловьева, употребившего не то местоимение ("они" вместо "она") и спутавшего двоюродное и троюродное родство, могу сказать, что и великие писатели не были чужды подобных ошибок. Сам великий Дюма именует знаменитую "кузину Арамиса" (оказавшуюся по совместительству "сестрой королевы") то Марией Мишон (с. 654: http://www.ebooksgratuits.com/pdf/dumas_les_trois_mousquetaires.pdf), то Аглаей Мишон (с. 658: там же). В русском же переводе наши редакторы "подправили" Александра Дюма (см., напр.: http://lib.ru/INOOLD/DUMA/tri.txt). Интересно, как бы поступила в таком случае сама Регента?! А вдруг у Марии Мишон было несколько имен (как часто случается у католиков)? Ну а Соловьеву, полагаю, далеко до Дюма, так что и ошибиться не грех.
Кстати, еще забавный нюанс: в романе Дюма так много диалогов, потому что книга печаталась сначала в газете, а там платили построчно. Чем больше абзацев, тем больше гонорар (так нынче только поэтов оплачивают).
Посему постинг Ольги Щелоковой считаю, говоря языком юристов, "ничтожным".