November 25th, 2011

canis

"Поросячья латынь"

Ну вот, профессор МГУ заметил наконец-то в качестве 5 возражения на автореферат Митрофанушки, что термин "поросячья латынь" не имел отношения к срвековой (тем более юридической!) латыни. Правда, пояснение там какое-то смутное (да еще в произношении "ученого секретаря"), поэтому я лучше приведу толкование словаря Коллинза: "a secret language used by children in which any consonants at the beginning of a word are placed at the end, followed by -ay; for example cathedral becomes athedralcay".
Ну а дальнейшее о "поросячьей латыни" см. здесь: http://www.bogoslov.ru/text/2256437.html
  • Current Mood
    artistic
canis

Позор СПбГУ и нашей медиевистики

Дослушал запись защиты Митрофанушки до конца. Потерянные в жизни и вычеркнутые из нее 153 минуты. О впечатлениях напишу завтра, сейчас ложусь спать. Но прямо убили две вещи: в отзыве ведущей организации отмечается глубокое знание диссертантом латыни и греч., методики издания текстов и проч. А Д. Макаров сразу же поставил диссертацию в ряд таких событий, как полет Гагарина и книга Гуревича "Категории срвек культуры" (чтоб сразу ясно было: о своей страстной и неизжитой любви к семиотике и прочей модной тогда псевдо- и околонаучной дребедени оппонент открыто пишет сам в Инете). Да, прямо-таки "сердце замирает", по словам того же Макарова (вот уж точно, куда он только телят не гонял в своем отзыве).
  • Current Mood
    sleepy sleepy
canis

ТЕАТР АБСУРДА

Итак, защита диссертации А. Ю. Митрофанова состоялась: 30 за, 1 против.
Сама защита мне напомнила защиту дипломной работы А. И. Любжина на филфаке МГУ. В своей ответной речи Алексей привел пример из Паркинсона, смысл которого сводится примерно к следующему. Когда на собрании крупной организации обсуждают вопрос о многомиллионном атомном реакторе, все молчат, поскольку мало что понимают в ядерной физике. Но когда речь заходит, следует ли добавлять к рациону лишнюю чашку кофе, возникает жаркая и бурная дискуссия. После такой речи А. И. Любжина А. А. Тахо-Годи покраснела и спросила, на что же это дипломант намекает? :)
(Замечу в скобках, что стойкое отвращение к советской гуманитарной науке возникло у меня уже на 3-м курсе МГУ, и понадобилось много лет, чтобы я вновь почувствовал вкус к науке — но отнюдь не «совковой».)
Состав Совета был изначально некомпетентен в проблематике работы (см: http://danuvius.livejournal.com/141639.html?thread=2165575) Беда, однако, даже не в этом, а в том, что и саму работу, и отзывы, и защиту можно охарактеризовать одним словом: СЛОВОБЛУДИЕ. Диссертант не в состоянии четко очертить тему (как и уяснить значение термина «кодификация») и задачу работы, сформулировать научный status quo на текущий момент в мировой науке, перечислить аргументы, выдвигавшиеся по проблеме, свои ответы на них и контраргументы... Он не может четко выстроить композицию автореферата, не использует в полном объеме первоисточники, не владеет классическими языками... Иначе говоря, даже чисто методологически все это не выдерживает никакой критики. Вместо отзывов и защиты — какие-то общие рассуждения на темы, иногда не имеющие к рассматриваемой теме никакого отношения (напр., вопрос о чинопринятии католиков в поствизантийский период).
Две рецензии, размещенные на официальном портале РПЦ МП, были просто проигнорированы, хотя на первую рецензию я обратил специальное внимание в письме ученому секретарю А. В. Петрову, а в ходе защиты были упомянуты хвалебная рецензия г-жи Пиотровской, опубликованная в ЖМП, и даже какая-то радиопередача, не имевшая никакого отношения к рассматриваемому вопросу. В ответе мне А. В. Петров подчеркнул: «Уверен, что соискатель знает о появлении критического отклика на его труд, ибо портал Богослов.Ру весьма известен и популярен». В том же ответе было сказано относительно моего письма: «А для того, чтобы тот или иной отзыв прозвучал на защите, он должен, оформленный соответствующим образом, поступить в Совет, хотя бы, за 1 минуту до начала заседания. При существовании института экспресс-почты никаких проблем в данном случае не вижу, тем более, что до защиты А.Ю.Митрофанова — ещё две недели».
До защиты в Диссертационный Совет СПбГУ поступило также два письма со сканированными подписями. Это были отрицательные отзывы А. А. Королева и Е. В. Казбековой (опубликованы на портале Богослов.ру несколько часов после защиты диссертации, см.: http://www.bogoslov.ru/persons/428318/index.html и http://www.bogoslov.ru/persons/224639/index.html). А. В. Петров упомянул на защите о них мимоходом (не называя имен), но отметил, что, поскольку подписи сканированные, он не считает их надлежащим образом оформленными. Вопрос из зала, чьи это отзывы, был грубо замят.
Таким образом, ученый секретарь А. В. Петров, не умеющий правильно прочитать по-латыни даже столь простое и в то же время ключевое слово, как jus, и бывший в курсе всех 4 отрицательных рецензий, по сути попросту замял их, не сказав даже об отрицательном характере двух полученных по электронной почте отзывов, введя тем самым членов Диссертационного Совета в заблуждение и фактически поставив его репутацию (и самого СПбГУ) под удар. Став на формальные позиции и проигнорировав суть дела, А. В. Петров показал собственную заинтересованность в направлении защиты в нужное ему русло. Наконец, обещание А. В. Петрова, заявленное в его письме касательно первой рецензии на Богослое.ву: «В любом случае, уверяю Вас, что назначенные Советом оппоненты и специалисты, находящиеся в его составе, будут способны оценить честность и аргументированность как критического выступления, так и ответа на него, и, безусловно, будут время и возможность для проверки качества возражений. Диссертационный совет СПбГУ в состоянии отличить настоящую науку от её имитации, а настоящего учёного от маргинала-неудачника», — оказалось лживым. О «критическом выступлении» на Портале в ходе защиты не было сказано ни единого слова.
Вызывает недоумение и то, что выступившие в неофициальной части в защиту А. Ю. Митрофанова и уведшие разговор далеко в сторону от конкретного рассмотрения проблематики не являются ни в коей мере специалистами в данной области.
Опубликованные 4 рецензии на портале Богослов.ру вскрывают с полной очевидностью историко-правовую, филологическую и методологическую беспомощность диссертации. Какие бы звания и степени ни возымел А. Ю. Митрофанов сейчас и в будущем, отсутствие возражений с его стороны на указанные рецензии и сам факт их замалчивания, неспособность диссертанта честно признать недоброкачественность работы и отказаться от защиты — отныне навсегда опорочили имя диссертанта в глазах российской научной общественности, сколь бы малым этот круг ни был. Положительно-хвалебные отзывы отнюдь не красят и таких уважаемых ученых, как И. П. Медведев и Л. А. Герд, скомпрометировавших себя участием в подобном фарсе.
Вся история с защитой халтурной работы А. Ю. Митрофанова вскрывает с полной очевидностью гнилость российской научной гуманитарной системы, полностью соответствующей распаду и деградации государства в целом.
P. S. Впрочем, пока еще ВАК не закрыли, в течение 3 лет любой человек может направить в ВАК письмо с претензиями по сути работы.
canis

Предложение

У игумена Адриана (Пашина) возник на Богослове.ру вполне здравый вопрос: а где можно ознакомиться с положительными рецензиями на диссер Митрофанова? И в самом деле: почему бы членам Дисс. совета не опубликовать их на том же Портале? Вот будет забавно читать отзывы наших, так сказать, "мэтров" и членов даже не РАЕН, а самой РАН, параллельно с отзывами реальных спецов!
canis

Вопрос к литургистам и русистам

В "Цветнике" священноинока Дорофея есть такая фраза:
… еже бо на всякъ день ясти во уставныи часъ, похваляет феодоръ студийскии во оглашении пятка первыя недели, великаго поста, въ немъ же и свид±телей приводитъ, вся богоносныя отцы, и самого Бога …
По всей очевидности, имеется в виду слово 55 из Малого катехизиса прп. Феодора Студита. Но вот загвоздка: оно неизвестно в Древней Руси в составе чтений в Постной Триоди, а полный рус. пер. Малого катехизиса был сделан лишь с рукописи, привезенной Арсением Сухановым, т.е. после 1654 г. Это имеет принципиальное значение для датировки Цветника. Лит-ру см.: Ищенко Д.С. Поучения огласительные Феодора Студита // Методические рекомендации по описанию славяно-русских рукописей для Сводного каталога рукописей, хранящихся в СССР. Вып. 2. Ч. 1. М., 1976. С. 323, 330, 340-341; А.В. Горский и К.И. Невоструев. Описание славянских рукописей…, отд. II, ч. 2, М., 1859. С. 323; Яцимирский А. И.«Мелкие тексты и заметки…, ИОРЯС, т. VII, кн. 1, СПб., 1902. С. 120-121. Ниже привожу письмо Д. С. Ищенко. Остается нерешенной проблема: если Цветник составлен до 1654 г., то откуда автор знал про это слово Феодора Студита? Связанные вопросы:
1) известны ли в древнерусской Постной триоди (включая 17 в.) синаксарные чтения на рядовые дни, в частности, на пятницу первой недели Великого поста;
2) известны ли древнерусские сборники, содержащие чтения (не обязательно богослужебные) на дни Великого поста, в частности, на пятницу первой недели?
ПРИЛОЖЕНИЕ. Письмо от Д. С. Ищенко.
Collapse )