April 12th, 2011

canis

Об одной проблеме концепции духовного образования

Среди множества проблем выделил бы одну из самых главных, которую не удалось решить ни до рев., ни после: кого готовят семинарии и академии: священников/епископов или ученых? Совершенно очевидно, что это разные задачи. Конечно, хорошо (и нужно) иметь образованных священников и епископат, но одно дело -- образованность, другое -- наука. На мой взгляд, это должны быть две параллельные линии, уже с самого начала. Их смесь и до рев. приводила к печальным результатам. Сами архиереи жаловались, что только успеют диссер защитить -- и все, уже карьера пошла, не до науки. Развести науку и церковную карьеру -- необходимо, но при этом не ослаблять общеобразов. требований к «карьеристам» (требования к интеллект. уровню епископата должны быть самыми жесткими), а «ученым» дать полную возможность работать в Церкви (а не так, как сейчас: даже если появились бы ученые, куда им идти в Церкви?). В этой же линии следовало бы сделать упор на создание «ученого монашества» (очень желательно, чтобы такие ученые оставались бы простыми монахами, хотя и с возможностью роста в ученых степенях). При согласии с такой позицией следовало бы изначально с 1 курса семинарии сделать две программы, предусмотрев возможность перехода от одной к другой при условии сдачи разницы в предметах. Я эту идею давно высказывал, но она не «прокатила». В нынешней концепции я тоже не вижу, чтобы эта проблема была поставлена и теоретически решена. А без этого в МДА по-прежнему будут студенты бегать не на лекции, а на послушания и спевки. (Кстати, говорят, что в ПСТГУ отменили-таки их знаменитые «церковные послушания» как несовместимые с госуд. статусом ун-та. Какой удар для святотихоновского рук-ва и какое счастье для студиозов! Ведь именно за «непослушание» в ПСТГУ карали строже всего — как раньше попробовал бы кто «на картошку» не поехать.)