danuvius (danuvius) wrote,
danuvius
danuvius

Category:

Является ли епископ монахом? К вопросу о монашеских обетах и имущественных правах

Уже давно я слышу от знакомых, что в Греции считается, что епископы при рукоположении освобождаются от обета монахов быть вне мира. Но обоснования этого мне не попадалось, хотя такое мнение представляется логичным.
Сегодня этот же вопрос, но в другой, более радикальной модификации, возник вновь.
Протодиакон Андрей Кураев утверждает:
«Еще в 1385 году, 15 февраля, при патриархе Антонии Четвертом Константинопольском был создан Собор – тогда это была столица Византийской империи. А Русская церковь была частью Константинопольской в это время, на котором обсуждался вопрос – что делать монаху с его монашескими обетами, если его избрали епископом? Ответ: он освобождается от этих обетов. То есть, он не может жениться, но вот обет послушания – ты Владыка теперь, Князь Церкви, ты не можешь теперь всех спрашивать, как мне поступить, и на все, сказанное тебе, отвечать: простите, благословите. Ты теперь распоряжаешься церковными деньгами и имуществом, поэтому вопрос не стяжательства тоже отходит на второй план. Это было решение Константинопольского собора еще 14 века» (http://www.portal-credo.ru:8000/site/?act=news&id=91227&topic=784).
Ему вторит Д. Шабанов: «Нашел! Синодальное постановление 15 февраля 1389 г. при патриархе Антонии. Согласно этому постановлению, архиерейская хиротония полностью освобождает от всех монашеских обетов. Т.е. монашество епископским рукоположением снимается. Тем не менее, епископам, все равно, не позволяется жениться, по причине установленного правилами, архиерейского целибата. Прикольное постановление» (http://ustav.livejournal.com/914908.html?thread=19197148#t19197148).
Речь идет о синодальном постановлении, зафиксированном в Регестах под № 2846 (Les Regestes... Т. 1, вып. 6. Париж, 1979, с. 138–139). Анфимий, митрополит Венгровалахии, принял великую схиму. Синод решил, что поскольку нет канонической разницы между великой и малой схимой, он может оставаться на своем посту. Логика Синода следующая: если епископ-мирянин принял монашество после рукоположения, то он лишается епископства; если же монах поставляется во епископа, тогда по призванию Церкви и по рукоположению епископ освобождается от монашеских обязанностей (обетов, в оригинале: syntagma).
Тем не менее для Русской Церкви это постановление не может иметь силы, тем более сейчас, в любом случае.
Во-первых, как замечает комментатор, в этом постановлении невозможно отделить подлинный текст от мнения автора записки (мемуариста) (Исидора Фессалоникийского). Поэтому ссылаться на это решение в расширительном смысле невозможно: мы не знаем точного текста синодального решения и его границ.
Во-вторых, это было, по-видимому, всего лишь синодальное решение (synodos endemousa), а не соборное в собственном смысле слова. Напомню, что даже теперь все решения Синода РПЦ утверждаются постфактум Собором.
В-третьих, после того как РПЦ обрела автокефалию, она в любом случае не должна руководствоваться синодальными решениями иной Поместной Церкви, не имеющими общецерковной силы. Поэтому в настоящий момент решение Синода КНП Церкви от 15 февраля 1389 г. не может иметь законной силы для РПЦ.
Что же касается личного имущества епископа и связанного с этим монашеского обета нестяжания, см.: http://kiprian-sh.livejournal.com/127905.html Согласно церковным правилам, епископ должен декларировать свое личное имущество (по толкованиям — при поставлении во епископа), чтобы было ясно, где его имущество, а где церковное.
Относительно имущества патриарха Устав РПЦ менялся, подробнее см. здесь: http://www.portal-credo.ru/site/?act=news&id=91020 (или здесь: http://babkin-mikhail.livejournal.com/29953.html).
Подведем итоги.
Идея соборных постановлений и толкований канонистов относительно имущества была той, что при поставлении во епископа личное имущество ставленника, нажитое ранее, которым он мог продолжать пользоваться в силу своего положения как епископа или которое он получал после по наследству от родственников, могло отходить по его смерти родственникам, но все имущество, нажитое после рукоположения (за исключением наследства по завещанию от родных), остается в Церкви. При этом личное имущество епископа авторитетные комментаторы ограничивают самым необходимым - пропитанием и одеждой; предметы роскоши запрещаются. Эти постановления никто никогда не отменял.
Безоговорочной речи о том, что епископ освобождается после рукоположения от монашеских обетов, быть не может. Для общецерковной рецепции подобного утверждения необходимо было бы иметь специальное постановление на уровне Вселенского Собора.
P. S. Кстати, этим же постановлением 1389 г. можно оправдать и мясоядение епископов (напомню, что современный греч. епископат спокойно вкушает куриное мясо).
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 108 comments