danuvius (danuvius) wrote,
danuvius
danuvius

Categories:

Последние статьи М.И. Ростовцева

"Новый строй и наука" (1917): https://cyberleninka.ru/article/n/uchenyy-i-revolyutsiya-neizvestnaya-statya-akademika-m-i-rostovtseva-1917-g
"Фасад России" (1918) // Переизд.: Скифский роман. М., 1997. С. 75-76. Некоторые цитаты из последней статьи:
+Почему мы так испугались классицизма и древних языков? Реакционность их призрачна и прикрывает нечто другое. Потому, отвечу я, что здесь более, чем где- либо, для работы интеллекта нужно напряжение воли, самодисциплина, умение знать точно и знать прочно.
По пути наименьшего сопротивления — вот лозунг всех людей, слабых волей. По указке сверху и по указанию свыше, которые можно затем ругать и поносить, как кандалы, но кандалы удобные. Свобода, научное миросозерцание — все это требует упорства воли и большой сознательной силы. Палка и рабство — самая удобная форма быта для всех слабых и безвольных.

Это сказалось и в построении миросозерцания. Как легко и просто примкнуть к несложным формулам. Высшие формулы дает настоящая религия — поэтому у нас так мало религиозных людей, более удобна религиозная обрядность: среди так называемых верующих таких более всего. Но еще проще и легче признать за научную истину любую научную гипотезу и ей подчиниться, слепо, не рассуждая или рассуждая призрачно, диалектически, без базы и без фундамента, для приобретения которых нужен упорный труд. Именно подчиниться формуле, а не поверить в нее, потому что для веры нужно чувство и одушевление, а настоящая вера есть дело большой душевной работы, не менее трудной, чем работа сознания. ...
Крепостной не понимает, что такое свобода (раб это знает хорошо — он ее имел), у него нет и не может быть родины, из крепостных не создашь войска, они годны только на создание хорошего чиновничества. Они не создают государства, а несут его бремя; для них все — кормление и труд на него — барщина. Но крепостничество может иметь культуру и создает религию, особую, иногда глубокую, но чаще всего безличную и абстрактную.
У крепостного не может быть воли и свободы. Воля и свобода родные брат и сестра, и третий в этом союзе это собственность, дом и семья. Органически ли мы крепостные? Думаю, что нет и что такого понятия органического крепостничества вообще не существует.
Я убежден, что и у нас, как на Западе, крепостное право есть продукт государства, фискальный институт, который Запад уже пережил, может быть, переживем его и мы. Мы жили им долго, слишком долго. Живем им и сейчас.
Свободу нам подарили, мы ее не выстрадали действенно, как французы. Поэтому и привычки к свободе у нас в массе нет, она есть только у отдельных немногих творцов нашей индивидуальной кулыуры, культуры гражданской. Поэтому у нас так мало воли. Мы должны еще учиться хотеть, а это учение трудное, и путь к хотению и достижению тернист.+
Добавлю от себя, что частной собственности как массовой формы жизнеустроения в России не было и нет (в отличие от той же Европы, где мелкие частные собственники со своим бизнесом -- то есть в достаточной мере независимые от гос-ва -- составляли до эпохи ковида до 80% населения). Крестьян освободили без земли, реформы Столыпина не были доведены до конца, совдепия обманула крестьян и вместо передачи земли  в собственность загнала их в колхозы и в города в качестве дармовой рабочей силы для индустриализации. Свобода, воля, собственность -- это и в самом деле несвойственно русскому народу, откуда и все прочие черты (вкупе с замеченными ак. Павловым), вкл. обрядо- и суеверие, боязнь самостоятельного (а не навязанного извне) критического мышления. А гуманитарные науки (в отличие от "точных") были полностью похерены революцией (может, за искл. лингвистики) и так и не возродились...
Tags: душа России
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment