danuvius (danuvius) wrote,
danuvius
danuvius

Categories:

Методологическое

В связи с бурным обсуждением ТОПа вынужден внести некоторую ясность в свои намерения и извиниться за то, что не вполне корректно сформулировал свои задачи и само название записи.
Моей целью было составить рейтинг церковных ученых РПЦ. Требуются пояснения и по первому пункту, и по второму.
1) Рейтинг. Как правильно заметили, они могут быть совершенно разные и составляться по разным критериям. В данном случае — это "общественное мнение", причем всего лишь одного лица и исключительно субъективное (не может же кто-то один быть компетентным сразу во многих областях!). Критерии (главные определяющие) были предложены, хотя и произвольные (могли бы быть иные, и они применялись порой). Целью рейтинга было продемонстрировать мнение, которое не зависит ни от каких регалий: степеней, званий, занимаемых должностей, а только от уровня и качества публикаций. Появление ТОПа было вызвано вполне конкретным явлением: если МДА стала публиковать «апробационные статьи» (без указания научных руководителей), то почему бы не понять, а какими научными силами (реальными, а не «дутыми») вообще располагает РПЦ? Второй мотивацией было заявление о создании в РПЦ НИИ. Закономерный вопрос: а много ли у нас ученых, чтобы уже создавать целый НИИ, и насколько и как это осуществимо? Третья мотивация: в РПЦ вообще нет научных рейтингов — никаких. Но они должны быть (конечно, не такие, как мой ТОП), раз началась перестройка церк. образования. Еще одна возможная форма рейтингов — это рецензии. До революции ученые «собачились» публично друг с другом так, что только держись. Но советское время подменило понятия: критич. рецензия стала нонсенсом и восприниматься, как сведение личных счетов и «заказ» (напр., рец. в «Скриниуме» на Бибикова, не говоря уже про мои). Никто не хочет писать объективные рецензии и из-за карьерных соображений. Борьба за чистую идею кажется нонсенсом.
2) Участники рейтинга. Кто такие «церковные ученые»? Если поступать правильно (с моей точки зрения), то таковыми должны были бы считаться выпускники дух. академий/институтов, остающиеся работать в церковных же институтах. Этим критериям вполне отвечало бы множество дорев. церк. ученых. Но при таких критериях сам ТОП сейчас не смог бы вообще возникнуть. Поэтому под «церковными учеными» я понимаю тех ученых, которые а) принадлежат к РПЦ (т. о. неверующие, нецерковные люди или принадлежащие к другим Церквам или расколам сюда не входят), б) работают в церковных институциях (а не только институтах). С последним, правдо, мало внятности, поскольку сейчас многие обретаются на многих работах — не судить же по трудовой книжке? :) в) исследования их посвящены именно церковному материалу. Лучших критериев не нахожу — может, другие сделают это лучше. Все те, кто не вошли в категорию «церковных ученых», отнюдь не являются тем самым «неучеными». Составление более общего ТОПа вообще всех церковных ученых (если понимать под этим только материал исследований) было бы тоже интересной задачей, но я на нее и не дерзаю.
3) И было введено еще одно ограничение: не включать чисто русский материал. Это тоже, на мой взгляд, задача отдельного ТОПа, поскольку тут нет проблем языкового фактора, основные архивы у нас, множество всевозможных институтов и ученых т. д. (P. S. Кстати, тут мне подкинули еще одну идею: «10 лучших монографий в РПЦ (про РПЦ?) за последние 10 лет». Я отказался от идеи работать за Макариевский фонд :), но и тут мне предложили: а пусть православные сами решат... Но это пусть уже другой организует...)
Каковы итоги (выводы) ТОПа?
а) По моим субъективным представлениям, у нас очень мало реальных ученых, а потому было бы логичнее не организовывать новые аспирантуры и НИИ (хотя последние очень необходимы и я сам ратую за них изо всех сил), а сначала сократить имеющиеся церк. институты и создать один крупный и качественный, сильный, к-й будет на первых порах выполнять и функции НИИ.
б) у нас в РПЦ все очень кулуарно. На сайтах всех институтов должны быть полные библиографии преподавателей, их научные отчеты и т. п. (притом серьезно, а не так, как это публикуется в БВ). Но при этом должно быть хорошее матер. обеспечение, разумная нагрузка и планы и т.п. Обязательные конкурсы — притом с участием и иностр. ученых.
в) ТОПы должны быть, причем не только формальные. Например, в ПСТГУ были студенческие рейтинги преподавателей, при этом самое комичное, что одним из последних (если не самым) с кучей минусов там оказался небезызвестный свящ. М. Желтов (про это в инете я читал, чуть ли не на сайте ПСТГУ, но не помню точно) — не знаю только, плохо ли это или как раз наоборот хорошо? :) И анонимные топы тоже должны быть.
По итогам (на данный момент дискуссии я вывешу отдельно новый вариант ТОПа). Согласился, что забыл Хрушкову. Сам вспомнил мон. Елену (Хиловскую): тут, конечно, могло бы работать ограничение на «русский материал», но область сильно специфическая, да и задачи наиболее актуальные тут как раз именно русские. Следует подумать над канд. О. С. Поповой на церк. искусствознание, но мне не хватает данных согласно вышеназванным критериям и ее полной библиографии. Не вполне уверен насчет Лисового и младшего Митрофанова, поскольку не читал их монографий и не видел рецензий; но критерий давности/недавности публикаций позволяет отложить решение. «Кандидатов» в новой версии вообще снял: их может быть много мне неизвестных (а завтра возьмут и удивят всех!). Кроме того, в предложении Бирра было рациональное зерно о составлении списка «добротных ученых», а это еще отдельная тема.
Благодарю всех, принявших участие в дискуссии. Конечно, отнюдь не все решились принять в ней участие (по разным причинам, в т. ч. и по естественному чувству самосохранения :). Но среди высказавшихся больше все же согласных, чем несогласных. И никаких возражений против уже выдвинутых кандидатур я тоже не встретил (было только сомнение у одного участника насчет «кандидата» Бондача, но это от незнакомства с библиографией последнего), что уже само по себе радует: названные мной лица, кажется, признаются авторитетными в своей области (или подающими надежды).
Надеюсь, что ТОП лишний раз обнажил еще одну проблему РПЦ, которая нуждается в решении разными путями, прежде всего — целенаправленной подготовкой научных кадров (реформа образования — важная, но не единственная составляющая).
В заключение поясню наличие в списке своей собственной фигуры и имеющуюся оговорку. Реально значимыми своими публикациями я считаю предисловие к Макарию и две статьи в БТ (про евхаристию и по экзегезе Максима Исповедника, выйдет в этом году). Я написал в своем curriculum, что с 2003 г. отошел от занятий наукой (как я это понимаю). Критерий преподавания в институте (а не просто «работа в церк. институциях») тоже очень важен (если по итогам курса готовится исследование, как это и должно быть в принципе), и с этой точки зрения я тоже выпадаю из науки. Но с учетом дополнительных факторов (помимо двух основных критериев) я себя все же оставил в списке, поскольку считаю свою переводческую, издательскую и прочую деятельность все же значимой и в итоге полезной для РПЦ.
Особо подчеркну, что данные постинги относятся исключительно к науке и никоим образом к человеческим качествам людей: многие из «отвергнутых» мне лично очень симпатичны, и уж тем более никакой злости, зависти и проч. я ни к кому вообще не питаю (хотите верьте, хотите нет :). Впрочем, настоящим ученым (которых нет в моем списке) вообще все равно, кто что о них думает и говорит: то, что в современной РПЦ нет своих Перельманов (не просто гениев, но еще и абсолютно бескорыстных бессребреников, отдающих, что у них есть, на образование школьников; правда, математикам тут легче — не нужны пыльные архивы и проч., только голова на плечах), — для меня лично большое горе.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments