danuvius (danuvius) wrote,
danuvius
danuvius

"Паисиевское Добротолюбие" - реальность или миф? (О "паисиеведах"-фальсификаторах)

Готовлю под таким заголовком заметку по поводу издания Жгуна и его споспешников (рецензентов и спонсоров-покровителей). Покамест снова перечитал очередную публикацию Олега Родионова: https://pstgu.ru/news/smi_o_pstgu/vizantiyskie_asketicheskie_sborniki_postvizantiyskiy_filokalizm_i_problema_perevoda_grecheskoy_filok/
Заметки по ходу чтения (дополнение к постингу от 13 апреля этого года).

1) +через короткое время после выхода в свет этого двухтомного издания стали раздаваться критические отклики, обозначилась определенная проблема: налицо определенное непонимание особенностей явления, обычно называемого в греческой историографии «филокализмом».+ - отклики имели совсем иную природу.
2) +По справедливому наблюдению ведущего современного исследователя рассматриваемого жанра Поля Геэна+ правильно: Жээна. Эта оплошность была исправлена мной в приложении Errata к изданию Макария 2002 - и уж тем более во втором издании.
3) +Даже классические тексты восточнохристианской духовности, такие как «50 духовных бесед» преподобного Макария Великого, вошли в названную антологию не в своей оригинальной форме, а в виде парафраза, созданного преподобным Симеоном Метафрастом в конце X века и представляющего собой 150 глав!+ Родионов не знает статью Страховой и Поповой, а потому сильно примитивизирует сложную проблему.
4) +Некоторые аскетические тексты были переведены на церковнославянский язык лишь в кругу учеников преподобного Паисия (Величковского) в XVІІІ – начале XІX века.+ Список в студию!
5) +В конечном счете, большинство составлявших «Филокалию» творений было переведено на церковнославянский язык.+ Чересчур расплывчато (а в общем контексте - неверно).
6) +Учитывая, что преподобный Паисий сам желал издания этих переводов именно как славянской версии греческой антологии, из которой он перевел и чрезвычайно важный пролог, можно заключить, что работа по созданию церковнославянской антологии, идентичной по содержанию греческому собранию, в целом увенчалась, по мнению самого преподобного Паисия, успехом.+ Тут обман на обмане. Паисий желал перевода не "этих" (="своих", по Родионову), а "чужих" переводов, которые должны были сделать российские ученые. Что касается Пролога к Филокалии, то различия в Прологе в переводе Паисия и в версии "московского Добротолюбия" заставляют прийти к выводу, диаметрально противоположному родионовскому, а именно, что московские справщики не имели под рукой перевода Паисия, а переводили Пролог сами. В (прежней) статье Родионова отсутствуют доказательства, что перевод "московский" является версией перевода Паисия (отличия чрезвычайно сильны и нехарактерны). А если Паисий столь сильно желал издания своих переводов - почему же он не предоставил московским издателям своего перевода Пролога?
7) +Именно это обстоятельство и позволило П.Б. Жгуну и другим петербургским ученым предложить реконструкцию «Добротолюбия» в переводе преподобного Паисия (Величковского), каким оно могло бы быть, если бы издатели XVІІІ века решились последовать структуре и порядку текстов греческой книги.+ Издание Жгуна с "благословения" Родионова и ему подобных - это колоссальный лохотрон, разводилово, православный фейк (один из бесчисленных), начало коему было положено еще в сер. 19 века. Никакого "паисиевского Добротолюбия" не только не существовало, но и не могло быть в принципе!
8) +Из всего этого следует, что на вопросы: переводил ли преподобный Паисий венецианскую «Филокалию», осуществлял ли исправление своих переводов по этому изданию? – можно ответить утвердительно: переводил и исправлял, и именно по «Филокалии» святых Макария и Никодима. Однако при подготовке знаменитого московского издания «Добротолюбия» 1793–1798 годов переводы святого Паисия подверглись значительной переделке, а структура книги в итоге оказалась значительно отличающейся от представленной в греческом издании.+ Все наоборот: по Филокалии у Паисия была минимальная сверка (иначе список полных сверок и даже именно правок - в студию!), и далеко не всегда чтения Филокалии принимались Паисием. Основная часть переводов была сделана ДО Филокалии, причем Паисий максимально использовал предшествующие слав. переводы (и тут - основной прокол Жгуна, Родионова и Ко!!! Об этом будет мой следующий постинг). Громадное кол-во текстов, изданных Жгуном, вообще никак не сверялось с Филокалией (и не могло по ряду обстоятельств, о которых Родионов или не знает, или предпочитает не знать). "Переделке" подверглись переводы Паисия при публикации закономерно, поскольку Паисий, при позднем изучении греческого, так и не освоил реальное переводческое искусство, но слепо следовал буквализму (как было принято и при "никоновской справе"), отчего его переводы зачастую неудобопонятны. Московские справщики старались сделать переводы Паисия более "читабельными" - честь им и хвала за это! (К сожалению, подобная сверка проводилась поверхностно или не проводилась вообще.)
9) +О перипетиях, сопровождавших подготовку московского издания, в ближайшее время обещают поведать в своих исследованиях отечественные ученые. Однако более интересна судьба подлинных переводов преподобного Паисия. Они получили весьма широкое распространение во всем славянском мире, и особенно – в России.+ Да, будет прорывная (!) статья А. М. Пентковского (и только его одного, а не каких-то неведомых "ученых"). Что окажется "более интересным" - посмотрим, цыплят по осени считают.
10) Некоторые верные наблюдения Родионова в поименованной статье (как и в статье в ПЭ) полностью перечеркиваются указанными выше огрехами.
Tags: Добротолюбие, Жгун и Ко, Паисий Величковский
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment