danuvius (danuvius) wrote,
danuvius
danuvius

Паки о "профессионализме" Маршевой в области цсл языка

Я недавно посвятил целый постинг тому, что Маршева не является спецом в данной области. Только что получил отдельный коммент по теме:

+И профнепригодность — вопіющая. Въ качествѣ примѣра могу привести начало разбора ея статьи въ той области, въ которой самъ компетентенъ, а именно въ славянской библеистикѣ: это статья «Изъ исторіи русскихъ переводовъ Св. Писанія». Уже на первой страницѣ я насчиталъ цѣлыхъ шесть фактическихъ ошибокъ (и, естественно, далѣе нѣтъ смысла её читать, тѣмъ болѣе что она откровенно реферативна):

1. Идётъ смѣшеніе въ одну кучу переводовъ разныхъ эпоховъ и даже разныхъ языковъ, поскольку «проста мова», разсматриваемая на этой первой страницѣ, — это вовсѣ не тотъ русскій языкъ, о которомъ рѣчь идётъ ниже. Возможно, авторъ это понимаетъ, но не очень свѣдущій въ этихъ вопросахъ читатель полностью дезоріентированъ.

2. Галицкое Евангеліе 1144 г. — это никакой не примѣръ русскаго богослужебного перевода ранней поры. Во-первыхъ, не русскаго, поскольку это всё-таки церковнославянскій памятникъ (съ количествомъ юго-западныхъ русизмовъ, не превращающимъ его въ древнерусскій), причёмъ традиціоннаго текста, а не новаго перевода. Во-вторыхъ, не очень и богослужебный, поскольку предствляетъ тетръ, который хотя и могъ использоваться въ богослуженіи (и даже имѣлъ соотвѣтствующую размѣтку), всё-таки уступалъ въ этой роли апракосу, особенно въ XII вѣкѣ.

3. «…ко времени начала книгопечатанія Кіевская и Московская Русь были разъединены и государственно (первая была подъ властью Польско-Литовскаго государства)…» — здѣсь мутно всё. Какого книгопечатанія — вообще или кириллическаго? Но въ любомъ случаѣ Фр. Скорина (который здѣсь вообще не помянутъ, хотя онъ-то какъ разъ первый дѣлалъ много новыхъ переводовъ) работалъ до образованія Польско-Литовскаго государства (это, напомню, 1569 г.). Пересопницкое Евангеліе, помянутое ниже, — тоже раньше. И «Кіевской Русью» русскія земли Великаго княжества Литовскаго и Короны Польской также не называются въ исторіографіи.

4. «Съ XVI в. тамъ [на Юго-Западной Руси. — grisha_fomenko] появляются переводы Писания…» — нѣтъ, съ XV-го: знаменитый Виленскій библейскій сводъ тому подтвержденіе.

5. «Проста мова» возникаетъ якобы «во второй половинѣ XVI в.» — нѣтъ, въ томъ же XV вѣкѣ.

6. Ошибочны представленія и о судьбѣ «простой мовы»: «…во второй половинѣ XVII в. “простой” языкъ вытесняетъ церковнославянскій изъ книжности и серьёзно конкурируетъ съ нимъ въ богослуженіи». Сразу двѣ ошибки въ одной фразѣ. Во-первых, со второй половины XVII вѣка «проста мова» вступаетъ въ періодъ упадка и практически выходитъ изъ употребленія къ концу того же столѣтія. Во-вторыхъ, никакого богослуженія на «простой мовѣ» въ XVII в. не было: даже уніаты продолжали служить по-церковнославянски (есть примѣры уніатскихъ богослужебныхъ изданій на церковнославянскомъ, но въ латинской графикѣ).+ (отсюда)

Я не вижу смысла тратить чернила виртуальные знаки на прояснение самоочевидной вещи, если Маршева позволяет себе такие формулировки: +Проблемы языка и коммуникации всегда были значимыми. Об этом говорит и Святейший Патриарх Кирилл. Священнослужители обязаны знать церковнославянский язык, потому что он является языком их профессиональной коммуникации+ (отсюда). Ученая дама не путает ли латынь с цсл?  Или она имеет в виду коммуникацию с Богом? Но тогда почему только священнослужители, а не все верующие?! И таких примеров - просто море разливанное...
Tags: Маршева, Сретенская семинария
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments