danuvius (danuvius) wrote,
danuvius
danuvius

Новый Петерс? (1)

Несколько лет назад у нас уже появился свой «Митрофанушка» — «новый Бенешевич», как его окрестили в рецензии в ЖМП. Nomen est odiosum.
Теперь таковой «русский Ньютон», как оказывается, появился в издании уже не латинских, а сирийских текстов.
Но все по порядку.
В четверг, 9 февраля 2017 г., накануне дня памяти свв. Ефрема и Исаака Сириных, состоялась презентация книги А. В. Муравьева с переводом первых шести мемр. Я мог бы подробно прокомментировать многие моменты нескольких речей А. В. Муравьева, но не имею на то никакого желания. Отмечу лишь некоторые вещи, меня особенно впечатлившие.

1) Мои постинги.
Я очень рад, что вся презентация, по сути, была вдохновлена моими постингами. Первая часть презентационной речи была построена как рассказ о несостоявшемся издании у Поспелова, вторая — попытка ответить на некоторые мои замечания и вопросы «пролетария». Показательно, что Муравьев отождествил мою критику с критикой «пролетария» (41: 33) и критикой «другого деятеля Шленова». На самом деле я сознательно не касался содержательной стороны издания, моя критика была направлена на нарушение Муравьевым общепринятых издательских норм и этических стандартов (перепечатка без ссылок на первые издания и даже с прямым нарушением авторских договоров ранее изданных журнальных и энциклопедических статей). Как раз эта сторона моей критики была на презентации полностью обойдена молчанием и Муравьевым, и представителем издательства. (Между тем, помимо всего прочего, мне как налогоплательщику неприятно платить один раз за издание ПЭ, во многом осуществляемое на дотации государства, и второй раз за переиздание того же самого, доступного в инете, в иной книге на государственный же грант.) Я не услышал от Муравьева пояснений, почему нельзя было изъять журнальные и энциклопедические статьи, а вместо них издать еще несколько мерм? Чем именно занимался Муравьев то ли 8, то ли 6 лет с тех пор, как застопорился проект у Поспелова? А ведь еще в 2008 г. в том же самом культурном центра состоялась презентация «красной книжки», причем было сказано, что «книга, подготовленная А.В. Муравьевым, открывает масштабный проект по переводу всего корпуса сочинений прп. Исаака Сирина с сирийского оригинала» (отсюда). Почему за 8 лет Муравьев перевел еще лишь 5 мемр? Учитывая, сколь много слов содержится в первом собрании, как долго собирается Муравьев осуществлять сей «масштабный проект»? Я уже задавал этот вопрос, но не получил на него ответа.
(Насчет Шленова замечу, что здесь Муравьев имеет в виду недавнюю конференцию, о ней см. тут. Мне лично Шленов рассказывал о своем возмущении, когда услышал речь Муравьева, новоиспеченного специалиста в сирийской медицине, что сирийские монахи боролись в монастырях с плотскими страстями с помощью лекарств; сие возмущение Шленов и высказал в ходе дискуссии, аргументировав, в частности, тем, что и греческая аскетическая терминология достаточно связана с медицинскими терминами, и потребовав от докладчика прямых текстологических доказательств. В кулуарах позже Муравьев, якобы, признал, что реальные доказательства все же трудно найти. Как было на самом деле на конференции, можно узнать у названных лиц, я ответственности тут за точность передачи не несу.)

2) Сирийская текстология.
Совершенно сумбурный рассказ Муравьева мне ничего не прояснил по текстологии и принципам, принятым в издании (как я многажды говорил, они просто-напросто не сформулированы — зато претенциозно анонсированы во всякого рода рекламах книги). После некоторого времени Муравьев понял (благодаря другим ученым), что издание Беджана неудовлетворительно, поскольку оно учитывает не все рукописи и намеренно (будто бы) вводит чтения, представляющие Исаака в более «католическом» виде. И что же он делает дальше? Он не хочет привлекать к изданию рукописи (еще бы! хотя это уже делают многие молодые российские сирологи), но все равно воспроизводит издание Беджана (хотя зачем тогда просить коллег сравнивать издание Беджана с рукописями и вводить целые главы, написанные другими учеными, о рукописях на прочих языках?), но иным шрифтом и со снятием огласовок. При этом все равно воспроизводится (причем настолько слепо, что даже не расшифровываются должным образом сиглы!) критический аппарат Беджана, перевод все равно выполняется по этому изданию, но с маргинальным привлечением издания Пирара. Мне очень будет интересно узнать у сирологов, если только они предпримут такой труд, в скольких местах Муравьев отказался от огласовок Беджана, предложив иную огласовку? Или, может, сам Муравьев потрудится ответить на этот законный вопрос (кстати, почему в книге не дан перечень таковых мест, как это принято, например, в переизданиях классических текстов — см., например, издания Ю. А. Шичалина)? И если таких мест окажется очень мало (а я в этом уверен заранее!), то спрашивается, зачем надо было «кидать понты» и плевать в тот самый колодец, из которого ты пьешь?
Мало того. Из презентации выясняется (26: 10), что тогда Муравьев не умел еще читать «восточный курсив», а потому не мог держать корректуру набранного (не им) текста, так что ему требовался квалифицированный наборщик. Честно говоря, я впервые в своей научной практике сталкиваюсь с таким «откровенным цинизмом». Издатель текста открыто заявляет, что не мог держать корректуру издаваемого им текста по незнанию графики! В связи с этим мне придется огласить здесь некоторые сведения, о которых Муравьев предпочел умолчать.
Подлинная история издания сей книги останется, думаю, неизвестной, ибо, как я мог самолично убедиться, нельзя верить на слово ни Муравьеву, ни Поспелову, но необходимо подвергать перепроверке их слова, привлекая прочих свидетелей. Так вот, доподлинно известно, что качество «красной книжки» было настолько низким, что один известный сиролог решил даже выставить в инете список опечаток в сирийском тексте. Этот список был убран (весьма оперативно) только по личной просьбе Поспелова. Но этот скандал подвиг Поспелова нанять людей, которые взялись перепроверить и исправить сирийский текст. В числе этих корректоров-сирологов были и люди, известные мне лично, но незнакомые Муравьеву. После проверок выяснилось, что текст был — даже после многочисленных правок всякими людьми! — далеко не идеален. Именно этим обстоятельством (а не только корректорской правкой русского текста) и следует объяснить, почему Муравьев был столь заинтересован раздобыть «корректуры Поспелова» при передаче книги в иное издательство (насколько я понимаю ситуацию, самые последние корректуры он так и не смог добыть). Помимо Поспелова, объявился один доброволец, упомянутый Муравьевым в ходе презентации (51 мин. видеозаписи) — свящ. Александр Полховский, доставший по своим каналам черновую верстку. Он по своей инициативе, без просьбы Муравьева, просмотрел весь сирийский текст целиком без сличения с изданием Беджана и заметил несколько ошибок в переводе Муравьева. Кроме того, уже после подготовки книги в печать он пересмотрел «Аскетический словарь» и там нашел пару ошибок. Все эти ошибки были им сообщены Муравьеву, который не преминул внести в книгу исправления. Мне непонятно, почему Муравьев не выразил эксплицитно в книге или хотя бы во время презентации благодарность о. А. Полховскому, упомянув о нем лишь как некий курьез — мол, какое распространение получила его книга еще до выхода из печати.
Заодно я пользуюсь случаем вынести здесь благодарность о. А. Полховскому за его бескорыстную помощь в издании Макария. Он, получив уже вышедшую в 2014 г. к симпозиуму в Финляндии в электронном варианте (на CD диске) книгу, прочитал первые 3 слова и нашел там несколько неточностей и пропусков в русском переводе. Эта помощь — даже на столь небольшом материале — оказалась куда более полезной, чем «вычитка», проведенная Поспеловым (о ней я еще скажу здесь, а о роли Поспелова — еще и позже в иных постингах, не связанных с Муравьевым), в результате которой я во всем томе исправил лишь несколько мест. К сожалению, я смог внести в 2015 г. перед печатью лишь компенсаторную правку о. А. П. и не имел возможности поблагодарить о. А. П., что и делаю здесь с великим удовольствием.
(Продолжение следует.)
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments